23.08.2012

Преподавательская деятельность может представлять опасность для брака

Анализ данных, собранных в США, показал, что преподаватели средней школы и университетские профессора мужского пола чаще оказываются разведёнными или одинокими по сравнению с мужчинами других профессий. Авторы объясняют это тем, что они каждый день находятся в окружении молодых, привлекательных женщин, находящихся на пике репродуктивных возможностей. Это приводит к тому, что их более зрелые жёны начинают казаться им менее привлекательными, и как следствие, снижается удовлетворённость браком и увеличивается вероятность развода. По той же причине преподаватели-мужчины реже вступают в повторный брак после развода.


Источник: Kanazawa, S., Still, M.C. (2000). Teaching May Be Hazardous to Your Marriage. Evolution and Human Behavior, 21, 185–190.

21.08.2012

Новый взгляд на повинуемость и эксперимент Стэнли Милгрэма


В соответствии с традиционными представлениями, основанными на выводах Стэнли Милгрэма, человек готов подчиняться другим в случае наличия у них легитимного авторитета. Другими словами, в экспериментах Милгрэма участники занимали пассивную позицию и подчинялись внешним воздействиям. Однако ряд исторических и социально-психологических исследований показывают, что люди, выполнявшие приказы «тиранов» активно идентифицируются со своими лидерами и мотивированы на достижение их целей. Такой взгляд даёт новую основу для интерпретации поведения участников эксперимента Милгрэма. Стивен Рейчерс (Stephen D. Reicher), Александр Хаслам (S. Alexander Haslam) и Джоан Смит (Joanne R. Smith) предположили, что вариативность (от 0% до 92.5%) в количестве подчинившихся участников экспериментов Милгрэма, проведённых в разных условиях, объясняется процессами самокатегоризации и социальной идентичности, происходящими в момент эксперимента. В одном случае участник эксперимента, играющий роль «учителя», может идентифицировать себя с экспериментатором и научным сообществом, что приведёт к тому, что он будет следовать указаниям экспериментатора, тем самым действуя с ним заодно, помогая ему достичь его целей. В другом случае «учитель» может идентифицироваться с «учеником» и обществом, которое он представляет, что приведёт к сопротивлению приказам экспериментатора причинить физическую боль «ученику».

Для проверки данного предположения Рейчерс с коллегами провели исследование, в котором приняли участие две группы испытуемых: группа экспертов, состоявшая из 32 научных социальных психологов, работающих в двух британских и одном австралийском университетах, хорошо знающих эксперимент Милгрэма; и группа из 96 студентов-психологов 1 курса, ещё не изучавших эксперимент Милгрэма. Участникам было прочитано короткое (полстраницы) описание основного эксперимента Милгрэма. Далее давались описания 15 вариантов основного эксперимента (экспериментатор находится в комнате, экспериментатор даёт указания по телефону, «ученик» находится за стеной, «ученик» находится в одной комнате с «учителем», «учитель» держит руку «ученика» на электрической пластине и т.д.). Участники исследования должны были для каждого варианта оценить 1) степень идентификации «учителя» с экспериментатором как учёным и 2) степень идентификации «учителя» с «учеником» и обществом, которое он представляет.

Результаты показали, что степень идентификация с экспериментатором положительно коррелирует с уровнем повинуемости во всех вариантах эксперимента (эксперты: r = 0.75, р < 0.001; студенты: r = 0.78, р < 0.001), а идентификация с «учеником» отрицательно коррелирует с уровнем повинуемости (эксперты: r = –0.51, р < 0.05; студенты: r = –0.58, р < 0.02). Таким образом, авторы делают вывод, что поведение участников экспериментов Милгрэма отражает степень, в которой они идентифицируются с другими участниками эксперимента: экспериментатором, который просит их поспособствовать развитию науки, и «учеником», взывающем к их моральным чувствам.



Источник: Reicher, S. D., Haslam, S. A., & Smith, J. R. (2012). Working Toward the Experimenter: Reconceptualizing Obedience Within the Milgram Paradigm as Identification-Based Followership. Perspectives on Psychological Science, 7(4), 315–324. doi: 10.1177/1745691612448482


Также читайте:
Эксперимент Соломона Аша о конформности повторили без подставной группы

15.08.2012

Женщина надевает красное, чтобы продемонстрировать мужчине заинтересованность в сексе


У многих приматов красный цвет служит сексуальным сигналом, используемым самкой для привлечения самца. Самцы в свою очередь реагируют на красный цвет, увеличивая попытки спаривания. У людей красный цвет ассоциируется с сексом и романтическим. Недавние исследования показывают, что видя женщин на красном фоне или в красной одежде, мужчины находят их более привлекательными, стремятся сесть рядом с ними, а также намерены потратить на них больше денег. Эндрю Эллиот (Andrew J. Elliot) и Адам Пазда (Adam D. Pazda) из университета Рочестера решили проверить, является ли красный цвет сексуальным сигналом и у людей. Для этого они провели 3 исследования, в которых проверяли гипотезу о том, что женщины используют красную одежду на фотографии профиля на сайтах знакомств для того, чтобы продемонстрировать мужчинам свою заинтересованность в сексе.

В первом исследовании приняла участие 101 женщина. Испытуемым сообщалось, что они принимают участие в исследовании самопрезентации в интернете, который состоял из знакомства со сценарием и ответа на вопросы анкеты. Их случайным образом разделили на 2 группы. Участницы одной группы должны были представить себя женщинами, заинтересованными во временных сексуальных отношениях и решившими найти для этого партнёра с помощью сайта знакомств. Участницы другой группы должны были представить себя женщинами, которые с помощью сайта знакомств хотели просто познакомиться с мужчиной. Далее все участницы должны были ответить на ряд вопросов, описав тем самым фотографию, которую они разместили бы на сайте знакомств. Результаты показали, что женщины, которые представляли себя заинтересованными во временном сексе, чаще отдавали предпочтение красному цвету одежды на фотографии, чем женщины из второй группы (в отношении других цветов различий между группами не было).

Для второго исследования на одном из популярных сайтов знакомств случайным образом были отобраны 1000 женских профилей, содержащих фотографии: 500 заинтересованных во временных сексуальных отношениях и 500 желающих с помощью сайта просто познакомиться с мужчиной. Далее три не имеющих отношения к эксперименту человека определили цвета одежды изображённой на фотографиях. Результаты показали, что на фотографиях профилей женщин, проявляющих интерес к временным сексуальным отношениям, чаще содержалась одежда красного цвета (в отношении других цветов различий между группами не было).

Для третьего эксперимента были отобраны 500 женских профилей с сайта, открыто специализирующего на знакомствах с целью временного или однократного секса, а также 500 женских профилей с другого сайта, открыто специализирующего на знакомствах с целью серьёзных, долгосрочных отношений, брака. Далее снова три не имеющих отношение к эксперименту человека определили цвета одежды изображённой на фотографиях. Результаты показали, что женщины с сайта, специализирующегося на знакомствах для секса, чаще изображены в одежде красного цвета, чем женщины с сайта романтических знакомств (в отношении других цветов различий между группами не было).

Обобщая результаты трёх исследований, авторы заключают, что, несмотря на то, что красный цвет не был самым популярных цветом среди женщин (самым популярным оказался чёрный цвет), наличие у женщины одежды красного цвета более чем в два раза увеличивает вероятность того, что она заинтересована в сексуальных отношениях. Однако зная о повышенной готовности мужчин приписывать женщинам сексуальные намерения, исследователи предупреждают, что эти результаты являются вероятностными и далеко не каждая женщина, во внешнем виде которой есть красный цвет, намерена немедленно вступить в сексуальные отношения.


Источник: Elliot, A. J., & Pazda, A. D. (2012). Dressed for Sex: Red as a Female Sexual Signal in Humans. Plos One, 7(4). doi: 10.1371/journal.pone.0034607


Другие исследования авторов по данной теме:

Elliot, A. J., & Niesta, D. (2008). Romantic Red: Red Enhances Men’s Attraction to Women. Journal of Personality and Social Psychology, 95(5), 1150–1164

Pazda, A. D., Elliot, A. J., Greitemeyer, T. (2012). Sexy red: Perceived sexual receptivity mediates the red-attraction relation in men viewing woman. Journal of Experimental Social Psychology, 48(3), 787–790

11.08.2012

Люди с легко произносимыми фамилиями занимают более высоко статусные должности в юридических фирмах


Фамилия человека – это источник разнообразной информации о её владельце. Она может сигнализировать о поле, этнической принадлежности или даже о классе его владельца. Однако фамилия связана с жизнью своего владельца больше, чем кажется. Саймон Лахам (Simon M. Laham) с коллегами выявили так называемый «эффект произношения фамилии», проявляющийся в том, что простые в произношении фамилии (и их носителей) оцениваются более позитивно, чем трудные в произношении фамилии.

Исследователи провели пять исследований. В первом исследовании 35 участникам предлагалось оценить 50 фамилий 5-ти разных национальностей по 3 критериям: беглость (насколько легко произнести фамилию), необычность (насколько необычной, нетипичной является фамилия), привлекательность (насколько фамилия нравится). Результаты показали, что беглость фамилии хорошо предсказывает её привлекательностью, причём, этот эффект не связан с распространённостью, типичностью или длиной фамилии.

Во втором исследовании изучалось действие эффекта произношения фамилии в реальном поведении людей, моделируемым выборами. 35 участникам предлагалось проранжировать по степени предпочтения 12 кандидатов на основе макетов избирательных бюллетеней. Результаты показали, что кандидаты с легко произносимыми фамилиями оценивались как более предпочтительные, чем кандидаты с трудно произносимыми фамилиями.

В третьем исследовании 74 участника должны были прочитать макет газетной статьи, содержащей информацию о кандидате, участвующем в местных выборах. В статье были приведены общие сведения о кандидате, в том числе о его семье, предыдущей карьере, а также о его политических взглядах. Фамилия кандидата варьировалась в зависимости от 2 переменных: беглость (легкие/трудные для произношения), национальность: (греческая/польская). Вся остальная информация была неизменна (в том числе имя и пол кандидата). После прочтения статьи, участникам предлагалось оценить, насколько данный кандидат подходит на должность в местный совет. Результаты опять показали, что кандидаты с легко произносимыми фамилиями оценивались как более подходящие, по сравнению с кандидатами с трудно произносимыми фамилиями.

Четвёртое исследование было направлено на выяснение того, оказывает ли влияние на эффект произношения фамилии принадлежность кандидата и оценивающего к одной и той же группе или к разным группам. 55 участникам-австралийцам предлагалось оценить 40 фамилий, используя те же шкалы, что и в первом исследовании. Однако половине из них фамилии были представлены как австралийские (условие одной и той же группы), другой половине – как американские (условие разных групп). Легко произносимые фамилии оценивались позитивнее в обоих условиях, т.е. фактор принадлежности к одной или разным группам влияние не оказал.

Пятое исследование в отличие от первых четырёх было проведено не в лабораторных, а в естественных условиях. Из 10 различных по размеру американских юридических компаний случайным образом были отобраны по 50 юристов. Исследователи хотели выяснить, есть ли реальные карьерные различия между юристами с легко и трудно произносимыми фамилиями. Оказалось, что юристы с более легкими в произношении фамилиями занимают более высокие позиции в своих фирмах. Причём этот эффект не зависел ни от размера или рейтинга фирмы, ни от средней зарплаты, и в равной степени наблюдался как в случае англо-американских, так и в случае иностранных фамилий.

Таким образом, если вы хотите, чтобы ваш ребёнок был успешен в карьере, то дав ему простое и легко произносимое имя и фамилию, вы увеличите его шансы.


Источник: Laham, S. M., Koval, P., & Alter, A. L. (2012). The name-pronunciation effect: Why people like Mr. Smith more than Mr. Colquhoun. Journal of Experimental Social Psychology, 48(3), 752–756. doi: 10.1016/j.jesp.2011.12.002

05.08.2012

Мужчины и женщины по-разному демонстрируют любовь в браке


Принято считать, что женщины и мужчины «любят по-разному». В частности, женщины показывают свою любовь, делясь своими чувствами, обнимают и целуют партнёра, мужчины же, стремясь продемонстрировать свою любовь, инициируют секс, моют посуду и делают другие домашние дела. Также считается, что женщины чаще проявляют свои любовные чувства, чем мужчины. Элизабет Шёнфельд с коллегами из Университета Техаса в Остине (США) попытались выяснить, верны ли эти представления и действительно ли существуют гендерные способы проявления любовных чувств?

Для этого они исследовали 168 супружеских пар, для обоих членов которых этот брак был первым. Каждая пара приняла участие в четырёх волнах сбора данных: первый раз – после 2 месяцев после вступления в брак, второй и третий – после года и двух лет совместной жизни, четвёртый – через 13 лет после вступления в брак. Каждая волна представляла собой подробнейшее интервью, которое предварялось ежедневными (9 дней на протяжении 2–3 недель) телефонными интервью, в рамках которых супруги отдельно друг от друга сообщали информацию о своих ежедневных делах и взаимодействиях. В рамках интервью участники исследования должны были оценить степень выраженности чувства близости, принадлежности и привязанность к своим партнерам, частоту различных форм социоэмоционального поведения (ласки, фразы «Я люблю тебя», попытки инициировать секс, комплименты, демонстрация физической привязанности), частоту различных форм совместного отдыха (шопинг, общение, вечеринки, просмотр телевизора, спортивные мероприятия, групповые встречи и т.д.), частоту выполнения различных форм рутинных бытовых дел (мытьё посуды, приготовление обеда, поход в продуктовый магазин, уборка дома и т.д.).

Результаты исследования показали, что в реальности гендерные различия в проявлении любви сложнее, чем считается. Женщины стремятся создать тёплый эмоциональный климат в семье, поэтому проявляют свою любовь как посредством комплиментов и поцелуев, так и через воздержание от антагонистического и негативного поведения в отношении партнёра. Что касается мужчин, то они так же часто проявляют свою любовь, однако, их любовь не всегда проявляется через действия и поведение, направленные непосредственно на партнёра. Любящие мужчины чаще инициируют секс, т.к. в большей степени, чем женщины, рассматривают его как способ проявления любовных чувств. Однако данные результаты можно объяснить и тем, что в соответствии с общепринятым представлением о большей инициативности мужчин в сексе женщины просто признают мужскую прерогативу и дают возможность мужчине играть роль инициатора. Другими способами, посредством которых мужчины проявляют любовные чувства, также являются совместное проведение досуга и занятия домашними делами вместе с супругой. Таким образом, можно констатировать, что мужчины и женщины проявляют любовь более тонко, чем считается.


Источник: Schoenfeld, E. A., Bredow, C. A., & Huston, T. L. (2012, June 18). Do Men and Women Show Love Differently in Marriage? Personality and Social Psychology Bulletin, Advance online publication. doi: 10.1177/0146167212450739

02.08.2012

Чем больше времени мы тратим на работу, тем к более негативным последствиям для семьи и личной жизни это приводит. Всегда ли это так?

У человека чаще всего работа и личная (семейная) жизнь находятся в конкурирующих или даже противоречивых отношениях. Данное противоречие может приводить к конфликту между работой и личной жизнью. Конфликт между работой и личной жизнью может проявляться как из-за нехватки ограниченного количества времени (чем больше времени человек тратит на работу, тем меньше времени он может потратить на семью) (work–family conflict (WFC)), так и из-за смешения трудовых и семейных обязанностей и ролей, которые могут не соответствовать и даже противоречить друг другу (family–work conflict (FWC)).

Американские исследователи Черил Эдкинс (Cheril L. Adkins) и Соня Премо (Sonya F. Premeaux) решили проверить, действительно ли количество часов, проводимых человеком на работе, связано с вероятностью возникновения у него этих двух аспектов конфликта между работой и семьёй. Также они рассмотрели возможное влияние некоторых рабочих и семейных характеристик на эти отношения. В исследовании приняли участие 544 работника 7 организаций. В выборку вошли различные работники: начиная со сферы производства, заканчивая руководящими должностями.

Полученные результаты подтвердили данные предыдущих исследований. Мужчины и более молодые работники тратят на работу больше часов, чем остальные. Работники, состоящие в браке или имеющие партнёра, как правило, тратят на работу больше времени, чем «свободные». Количество рабочих часов линейно связано с WFC и нелинейно связано с FWC. Другими словами, чем больше человек работает, тем в более конфликтных отношениях находятся работа и личная жизнь. Однако связь между FWC и количеством рабочих часов имеет перевёрнутую U-образную форму, т.е. до определённого момента увеличение количества рабочих часов приводит к увеличению степени FWC, однако после определённого момента увеличение рабочих часов снижает степень FWC. Этот может быть связано с адаптацией работника к данной ситуации, использование ими приспособительных стратегий. Другим объяснением может быть также и то, что те, кто много работает, меньше заботятся о балансе между работой и личной (семейной) жизнью.

Также чем больше у работника детей, тем более у него выражены WFC и FWC. Однако у работников с меньшим количеством детей увеличение рабочего времени на каждый час приводит к более сильному обострению WFC и FWC. Это можно объяснить тем, что работники с небольшим количеством детей чаще всего имели маленьких детей, которые требуют больше заботы и ухода. При этом, как это ни парадоксально, иметь больше детей легче, т.к. старшие дети помогают ухаживать за младшими братьями и сестрами.


Источник: Adkins, C. L., & Premeaux, S. F. (2012). Spending time: The impact of hours worked on work-family conflict. Journal of Vocational Behavior, 80(2), 380–389. doi: 10.1016/j.jvb.2011.09.003

Обозреватели: Раушания Фаттахова, Андрей Ловаков