30.01.2013

Кратко об исследованиях-7

Исследования одной строкой.  Интересные ссылки

Комбинация невротизма с добросовестностью в одной личности может быть полезна для здоровья

Окситоцин заставляет женатых мужчин хранить верность

Женатые мужчины потребляют меньше алкоголя, чем одинокие, разведенные или вдовцы

Британские математики предложили модель работы кратковременной памяти, основанную на образовании нейронных кластеров

После того, как испытуемые посмеялись, их болевой порог стал значительно выше

Йога оказывает позитивный эффект при большинстве психиатрических расстройствах

Выражение лица, не подкрепленное позой, не говорит наблюдателю о полярности испытываемых чувств 

Похоже найдены участки коры головного мозга (лобная и теменная доли), отвечающие за общий и эмоциональный интеллект

Общественное благо как павлиний хвост: мужчины жертвуют на благотворительность больше денег в присутствии женщин, которых считают привлекательными

Оказывается базовые черты личности (Big 5) не настолько универсальны. У диких племен другая структура личности

Что научные исследования говорят о личности порнозвезд?

О пользе билингвизма. Двуязычные пожилые люди используют свой мозг эффективнее

Восприятие текста зависит от того, каким шрифтом он набран

29.01.2013

Вопрос–ответ

В виде эксперимента предлагаю создавать Дайджест вместе. Если у вас есть какой-то вопрос, связанный с психологией человека, на который вы не знаете однозначного ответа, то вы можете написать мне этот вопрос, а я постараюсь найти на него ответ в научной литературе, и если он найдётся, то опубликую его в Дайджесте. Не обещаю, что смогу найти ответы на все вопросы, но что-то интересное наверняка откопаю.

Не стесняйтесь и делитесь своими вопросами!

27.01.2013

Отличается ли наша типичная эффективность от максимально возможного уровня?

Всегда ли мы выполняем рабочие задачи с максимально возможной эффективностью? Очевидно, что большинство из нас ответит на этот вопрос отрицательно. Часто есть соблазн отвлечься на что-то постороннее, залезть в интернет, выпить чаю, покурить. И субъективно нам кажется, что такие отвлечения не сильно снижают нашу эффективность относительно максимального уровня. Однако так ли это на самом деле?

Недавний мета-анализ, проведённый Дж. Беусом и Д. Уитменом, показывает, что типичная эффективность (то, как вы работаете изо дня в день) и максимальная эффективность (когда вы прикладываете максимум усилий) – это не одно и то же. Предполагается, что человек будет работать с максимально возможной для него эффективностью, когда он знает, что должен работать как можно лучше, что его при этом оценивают, и всё это происходит на протяжении достаточно короткого промежутка времени. Типичный же уровень эффективности он будет демонстрировать, когда оценивание его деятельности не происходит (или он не знает, что оценивание осуществляется), когда от него не требуется прикладывать максимум усилий, и выполнение этой работы осуществляется в течение продолжительного времени.

Беус и Уитмен обнаружили, что корреляция между типичной и максимальной эффективностью всего 0.42. Другими словами, есть существенная разница между тем, как люди работают обычно и тем, как люди могут работать. Кроме того, индивидуальные способности и открытость опыту были сильнее связаны с максимальной эффективностью, чем с типичной эффективностью. Это является ещё одним доказательством того, что типичная и максимальная эффективности различаются.

Эти результаты заставляют задуматься о том, какую эффективность нужно измерять при оценке персонала в каждом конкретном случае, и с помощью каких средств это делать. Так, например, если необходимо отобрать человека на позицию, предполагающую возможность возникновения критических ситуаций, требующих максимальной отдачи (полиция, служба спасения, армия), или оценить потребность в обучении, то оценивать необходимо максимально возможный уровень эффективности. Если же необходимо подобрать работника для выполнения монотонной или требующей постоянной концентрации (кассир), то оценивать надо типичный уровень эффективности. Также становится понятно, что, например, личностные тесты и тесты способностей, лучше предсказывают именно то, насколько хорошо человек может выполнять работу, а не то, на каком уровень он её будет делать изо дня в день.

_______________________________________________

Beus, J. M., & Whitman, D. S. (2012). The Relationship Between Typical and Maximum Performance: A Meta-Analytic Examination. Human Performance, 25(5), 355–376. doi: 10.1080/08959285.2012.721831

21.01.2013

Иллюзия внимания: мы не настолько внимательны, как нам кажется

Представьте, что вы находитесь за рулём автомобиля, стоящего перед красным светом светофора. На мгновение вы переводите взгляд на зеркало заднего вида, и именно в этот момент светофор переключается с красного на зелёный. Как вы думаете, переведя взгляд вновь на перекрёсток, сколько водителей из 100 сразу заметят это изменение? Если вы думаете, что это изменение сразу же заметит каждый, то вы ошибаетесь.

Наверняка у каждого водителя, читающего эти строки, хотя бы однажды был случай, когда, не заметив изменения света светофора и замешкавшись на перекрёстке, ему уже сигналят более внимательные и нетерпеливые водители. Почему же так происходит, что мы не видим того, что меняется прямо перед нашими глазами? Данный феномен называется «слепота к изменению», и возникает он чаще, чем мы думаем, и даже в более невероятных обстоятельствах, чем светофор на перекрёстке. Этот феномен известен с 50-х годов ХХ в., однако изучение проявления слепоты к изменению в повседневной жизни каждого человека началось в 90-х годах. Д. Левин и Д. Саймонс (автор известного эксперимента с невидимой гориллой и книги «Невидимая горилла, или История о том, как обманчива наша интуиция»), а затем и другие исследователи провели ряд остроумных, а порой просто невероятных по своим результатам экспериментов, демонстрирующих слепоту к изменениям. Посмотрим на несколько наиболее интересных примеров.

В одном из экспериментов1 Левина и Саймонса испытуемым показывали ролик, на котором два человека сидели за столом и разговаривали. Героев ролика показывали с четырех разных ракурсов, при переключении между которыми намеренно был сделан ряд несоответствий. Например, на шее одного из героев то появлялся, то исчезал цветной шарф, менялось положение рук и цвет тарелок.

Вот этот ролик:
 

Испытуемых просили просто внимательно просмотреть ролик. А после просмотра их спрашивали, заметили ли они какие-либо отличия при переходе от одного кадра к другому. Только 1 испытуемый из 10 сообщил, что заметил изменения. Далее испытуемым рассказывали, что при смене кадров происходят некоторые изменения и повторно показывали ролик. Удивительно, но даже после подсказки и повторного просмотра ролика испытуемые заметили в среднем лишь 2 изменения из 9. Самым заметным изменением стало появление и исчезновение шарфа (его заметили 7 из 10 испытуемых). Описанную невнимательность можно объяснить тем, что изменяемые детали были просто не очень значительными и второстепенными по отношению к главному сюжету. Но если бы изменения были более значительными, они, скорее всего, были бы замечены. Ведь мы часто не замечаем изменения причёски или каких-то элементов одежды наших знакомых. Но действительно ли дело в значительности изменений?

Во втором эксперименте Левина и Саймонса испытуемым показывали ролики, в которых герой либо, сидя за столом, слышит телефонный звонок и встает, чтобы ответить на него, либо входит в комнату и садится в кресло. При этом при смене кадров происходило более существенное изменение, а именно, менялся сам актер, т.е. в ролике одного и того же героя играли два разных актёра. Вот один из таких роликов:

Только 33% испытуемых заметили смену актёров.

Слепота к изменению проявляется не только в лабораторных условиях, но и в обычной повседневной жизни. В ещё более невероятном эксперименте2 испытуемыми были обычные прохожие, к которым экспериментатор обращался с просьбой показать дорогу. Через некоторое время двое помощников экспериментатора проносили между собеседниками дверь, заслонявшую их друг от друга на некоторое время, и в этот момент экспериментатор менялся местами с одним из помощников, и общение с прохожим продолжал уже другой человек. 

Запись эксперимента:

Около половины испытуемых не заметили подмены своего партнёра по общению. По всей видимости, ключевую роль в объяснении данного феномена играет фокусировка внимания, т.к. оно является необходимым условием для восприятия изменений, связанных с объектом. Однако ряд недавних экспериментов показал, что люди часто не замечают изменения даже объекта, находящегося в фокусе внимания.

В эксперименте3 Петтера Йоханссона и Ларса Халла испытуемым демонстрировали 15 пар фотографий женских лиц, и просили выбрать в каждой паре ту, которая кажется им наиболее привлекательной. Сражу же после того, как испытуемый делал выбор, его просили объяснить, почему он выбрал именно данную фотографию. В 3 из 15 таких проб незаметно для испытуемого фотография, которую он только что выбрал, подменялась фотографией, которую он только что отверг. В отличие от предыдущих экспериментов, где изменения происходили с объектами, которые не находились в фокусе внимания испытуемых, здесь подмена происходила с объектами, которыми испытуемый только что оперировал.  

Используемый трюк объясняется в видеоролике:

В общей сложности из 354 проб, в которых была совершена подмена, только в 46 (13%) испытуемые её заметили. Данный феномен получил название «слепота к выбору», но, по сути, он является частной разновидностью слепоты к изменению.

Ключевую роль в возникновении феноменов слепоты к изменению и выбору играет момент прерывания зрительного образа. Существуют несколько разных версии того, что происходит с репрезентациями объектов в этот момент. Например, старая репрезентация может замещаться новой, или, наоборот, первое впечатление сохраняется настолько сильно, что не может быть перезаписано, или же обе репрезентации хранятся параллельно, и их невозможно сравнить. Ещё здесь можно воспользоваться компьютерной метафорой. Фокусируясь на каком-то объекте, наше внимание как будто бы создаёт отдельный файл, в который «записываются» все динамические события, которые с ним происходят. При этом файл существует до тех пор, пока внимание удерживается на объекте, поэтому рабочая память работает с одним и тем же файлом, внося в него необходимые обновления. Следовательно, если изменение произойдет с объектом, на который в данный момент направлено внимание, то это будет замечено. Если же внимание переключилось с объекта на что-то другое, то файл сразу же уничтожается. Поэтому даже если мы до этого внимательно рассмотрели объект и запомнили его, то если внимание снова вернётся к нему, то произошедшие в объекте изменения мы легко можем и не заметить.

Слепота к выбору проявляется не только в зрительном восприятии. В другом эксперименте4 Ларс Халл и Петтер Йоханссон организовала в супермаркете место для дегустации, на котором проходящим мимо покупателям предлагалось попробовать два вида варенья или чая и решить, какой из видов в каждой паре нравится им больше. Сразу после того, как участники сделали свой выбор, их просили снова попробовать выбранную альтернативу и объяснить, почему они выбрали именно её. Но во второй раз испытуемому давали попробовать то, что он отверг (на этот раз трюк заключался в двухконечной банке). Трюк демонстрируется в роликах:

То же самое было проделано с разными видами чая. В общей сложности испытуемые распознали подмену не более чем в трети случаев! Этот результат особенно удивителен, т.к. пары варенья и чая специально подбирались таким образом, чтобы они имели различия во вкусе и запахе. Даже подмена таких разных вкусов как корица с яблоком и горький грейпфрут распознавались не более чем в половине случаев. Этот эксперимент убеждает нас в том, что слепота к выбору остаётся устойчивой не только в лабораторных условиях, но в реальном мире.

Таким образом, можно сказать, что феномен слепоты к изменению (в частности, слепота к выбору) сильно укоренён в нашем восприятии и проявляется в разным его типах: зрительном, вкусовом, обонятельном. Но оказывается, что такая невнимательность проявляется и на более высоких уровнях обработки информации. В недавнем эксперименте5 испытуемым предлагалось принять участие в опросе и оценить по 9-балльной шкале (1 – совершенно не согласен, 9 – совершенно согласен), насколько они согласны с рядом моральных суждений (например, «Для общества важнее, чтобы было обеспечено благосостояние граждан, чем неприкосновенность личности»). После завершения опроса испытуемых просили прочитать вслух три случайно выбранные суждения и обсудить с интервьюером свои оценки. При этом происходила подмена данных испытуемыми ответов на прямо противоположные, которые и предлагалось обсудить. Трюк с подменой (с помощью липкой ленты первоначальные формулировки суждений подменялись противоположными) описывается в ролике:

В итоге около половины манипуляций остались незамеченными. В разных условиях непосредственно во время эксперимента были обнаружены от 33 до 49% подмен. Ещё от 1 до 11% подмен были замечены ретроспективно уже после завершения эксперимента. Получается, что в половине случаев после того, как мы только что заняли какую-то точку зрения, мы готовы отказаться от неё и начать поддерживать прямо противоположную. На этом фоне слепота к подмене варения или даже фотографии незнакомого человека кажутся невинной шалостью внимания и памяти. Выходит, что для того, чтобы разубедить человека в его позиции, совсем не обязательно приводить контраргументы и убеждать его в правильности альтернативной точки зрения. Можно просто применить хитрость, сходную с той, которая применялась в эксперименте, и он сам переубедит себя.

Благодарю доцента факультета психологии Высшей школы экономики Игоря Уточкина за консультации в процессе написания этого текста.
_______________________________________________

1 Levin, D. T., & Simons, D. J. (1997). Failure to detect changes to attended objects in motion pictures. Psychonomic Bulletin & Review, 4(4), 501–506. doi: 10.3758/bf03214339 [Полный текст]

2 Simons, D. J., & Levin, D. T. (1998). Failure to detect changes to people during a real-world interaction. Psychonomic Bulletin & Review, 5(4), 644–649. doi: 10.3758/bf03208840 [Полный текст]

3 Johansson, P., Hall, L., Sikstrom, S., & Olsson, A. (2005). Failure to detect mismatches between intention and outcome in a simple decision task. Science, 310(5745), 116–119. doi: 10.1126/science.1111709 [Полный текст]

4 Hall, L., Johansson, P., Tarning, B., Sikstrom, S., & Deutgen, T. (2010). Magic at the marketplace: Choice blindness for the taste of jam and the smell of tea. Cognition, 117(1), 54–61. doi: 10.1016/j.cognition.2010.06.010

5 Hall, L., Johansson, P., & Strandberg, T. (2012). Lifting the Veil of Morality: Choice Blindness and Attitude Reversals on a Self-Transforming Survey. Plos One, 7(9), e45457. doi: 10.1371/journal.pone.0045457 [Полный текст]

Также читайте:
Невидимая горилла ещё более невидимая, чем кажется