30.05.2013

Размышления о науке делают людей лучше

Автор картинки: Сергей Ёлкин (ellustrator.livejournal.com)
Чуть менее года назад я начал вести этот блог. Читая разнообразные научные журналы по психологии, мне часто попадались очень интересные исследования, и я с сожалением думал, что кроме редких психологов-исследователей вряд ли кто-то ещё их прочитает и узнает о результатах. И вот в марте в журнале PLoS ONE вышла статья, которая открыла для меня ещё одну функцию научно-популярных блогов. Кристина Ма-Киллэмс и Джим Блескович из University of California Santa Barbara экспериментально доказали, что размышляя о науке, люди руководствуются более строгими моральными нормами и готовы помогать другим [1]. Другими словами, мысли о науке делают людей лучше.

Сначала участникам исследования предлагалось познакомиться с небольшой историей, в которой описывалось, как на свидании молодой человек вступил в сексуальные отношения с девушкой без её согласия, и оценить этот поступок. Оказалось, что чем более позитивно участники исследования оценивали науку и верили в её пользу, тем негативнее была их оценка поступка героя этой истории. Однако эта корреляция ещё не означает, что более негативная оценка и осуждение такого поступка являлась следствием размышлений испытуемых о науке.

Для того, чтобы доказать эту причинно-следственную связь, учёные провели 3 эксперимента, в которых у испытуемых формировали неосознаваемые установки, или прайминг. Испытуемым предлагались 10 наборов по 5 слов, из каждого набора необходимо было выбрать 4 слова и составить из них предложение. У половины из них наборы содержали такие слова, как «логический», «гипотеза», «лаборатория», «учёные», «теория» (научный прайминг). У другой половине наборы содержали нейтральные слова: «обувь», «бумага», «старый», «больше» и т.д.

Выполнив это задание, участникам предлагалось прочитать тут же самую историю, а далее либо оценить поступок героя, либо своё намерение в ближайшее время совершить ряд действий и поступков, часть из которых являются просоциальными (пожертвовать на благотворительность, сдать кровь, поработать волонтёром), либо разделить 5 долларов между собой и другим незнакомцем. 

По сравнению с контрольной группой испытуемые с научным праймингом сильнее осуждали изнасилование, в большей степени были готовы пожертвовать на благотворительность, сдать кровь и поработать добровольцем, а также оставляли себе меньше денег при дележе 5 долларов. Другими словами, размышляя о науке, люди начинали руководствоваться более строгими моральными стандартами, становились менее эгоистичными и готовыми помогать другим. Такой эффект науки авторы объясняют тем, что она ассоциируется с такими понятиями, как рациональность, беспристрастность, прогресс, которые в свою очередь являются частью более общего морально-нравственного взгляда на мир. Поэтому можно надеяться, что изучение науки и занятия ей, делает нас лучше. И это ещё один повод для того, чтобы как можно шире распространять информацию о результатах научных исследованиях, открытиях и изобретениях.

_______________________________________________
[1] Ma-Kellams, C., & Blascovich, J. (2013). Does “Science” Make You Moral? The Effects of Priming Science on Moral Judgments and Behavior. Plos One, 8(3), e57989. doi: 10.1371/journal.pone.0057989 [PDF]

19.05.2013

Кратко об исследованиях-9

Исследования одной строкой. Интересные ссылки
Если пропустили в Facebook, в Twitter, Вконтакте


О женщине, у которой нет чувства страха из-за повреждения миндалевидных тел в мозгу 

Нервные клетки принимают все решения вместо нас. Интересное интервью с нейробиологом Василием Ключаревым 

Дисскусия о новой редакции «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» DSM-5 

Забывчивость связана с ослаблением способности сортировать информацию 

Спортсмены высокого уровня превосходят простых смертных не только в спортивных достижениях 

Об эффекте плацебо и обратном ему эффекте ноцебо 

Психологам удалось вызвать «иллюзию водопада», используя вместо зрительно предъявляемого движения восходящие и нисходящие гаммы, прослушивание которых, как выяснилось, влияет на чувствительность к зрительно воспринимаемому движению

Нейроны места, отвечающие за ориентацию на местности, фиксируют не только окружающие предметы, но ещё и число шагов 

Британские ученые выяснили, что буквы внутри слова можно перемешивать еще сильнее, чем раньше 

Раскрыты нейромолекулярные основы «иллюзии превосходства» 

Азартные игроки – жертвы приобретенных в процессе эволюции способностей 

Очень интересная история о первооткрывателе фазы быстрого сна Евгении Азеринском 

У генов предрасположенности к болезни Альцгеймера выявили двойную функцию 

Романтические комедии не действуют ни на молодых людей, ни на девушек

Любимая музыка вызывает у организма тот же отклик, что вкусная еда или секс

Возможно курение – признак психического заболевания. У трети курильщиков зафиксировано расстройство психики 

Фантомные ощущения могут возникать без утраты конечностей

Предикторами академических успехов российских студентов является нейротизм, согласие и открытость опыту 

Трудности перевода, или Что мы на самом деле знаем о языке тела?

Запросы о психических заболеваниях в Google имеют сезонность 

Обезьяны помогают понять эволюцию человеческой речи

Тональные языки улучшают музыкальный слух 

В диснеевских мультфильмах каждую минуту совершается акт просоциального (помогающего) поведения 

О справедливом обществе мечтают, как обеспеченные россияне, так и те, чей уровень доходов оставляет желать лучшего 

Пять типов россиян

Содержание песни оказывает влияние на наше желание помогать другими 

Сны можно расшифровывать по активности мозга

Стрессы, связанные с автомобильными пробками, могут привести к расстройствам психики через 10 лет 

Люди с психическими заболеваниями более чем в 7 раз чаще употребляют марихуану, чем здоровье (данные по США) 

Европейцы ценят самореализацию, россияне – зарплату. Популярные на Западе трудовые ценности: стабильность, удовлетворение от результатов труда, самореализация, интерес, польза для общества. В России для 55% наемных работников абсолютный приоритет – размер зарплаты и перспективы продвижения по службе 

Изучение иностранных языков приводит к росту некоторых участков мозга 

Предупреждающие надписи на пачках сигарет более эффективны, если сформулированы в виде вопроса 

Эффект "нога-в-дверях" работает и в том случае, когда человека просят сделать что-то антисоциальное 

О пользе науки. Размышляя о науке, люди поддерживают более жесткие моральные нормы и демонстрируют нормативное поведение

Думать — вредно. У активных нейронов повреждается ДНК — и чем активнее нервные клетки, чем упорнее индивидуум думает, тем сильнее она повреждается

Восхищайте и Вам помогут! О связи эмоций и помогающего поведения 

Мы делаем ставки в игре по заветам предков

5 основных психических заболеваний — аутизм, синдром дефицита внимания и гиперактивности, биполярное аффективное расстройство, большое депрессивное расстройство и шизофрения — имеют общие генетические факторы риска 

Сверхнапряженная работа порождает комплекс дефицита внимания, делая из успешного руководителя суетливого неудачника 

Младенцы способны улавливать звуковые различия, недоступные взрослым из-за той категоризации звуков, которую накладывает фонологическая система их родного языка 

Девичья болтливость обусловлена генетически 

О роли предыдущего знания в условиях быстрой категоризации 

Много всякой информации о человеческом мозге доступным языком 

Привлекательность не зависит от выражения лица 

5 книг о поведенческой экономике. Рекомендация Алексея Белянина

Почему я — это я? Наше ощущение «я» — результат отношений с другими людьми 

Точный портрет пользователя соцсетей можно сделать, анализируя лайки, которые он ставит

О проекте построения карты активности мозга Brain Activity Map. Главная цель проекта – научиться регистрировать все потенциалы действия всех нейронов в мозге свободноподвижного животного. Учёные хотят получить возможность видеть, что происходит с каждым нейроном в любой заданный промежуток времени 

14.05.2013

Розыгрыш 5 книг "Рациональное мышление. Что не измеряют тесты способностей"

РОЗЫГРЫШ ЗАВЕРШЁН

Разыгрываю 5 книг Кейта Становича "Рациональное мышление. Что не измеряют тесты способностей".

Издательство описывает книгу так:
Эту книгу должен прочесть каждый, кто хочет знать, почему умные люди ведут себя глупо. И как избежать неразумных решений. IQ-тесты не охватывают весь спектр умственных способностей человека. Они не в состоянии предсказать наш успех в этой жизни и ничего не скажут о нашей способности принимать верные решения в ситуации важного выбора. Но ведь именно правильные решения оказываются ключом к победе, основой самореализации и в конечном счёте счастья? Кейт Станович показывает, почему высокий интеллект не является залогом мудрости и рационального мышления. И настаивает, что "коэффициент рациональности" (собственно сообразительности, толковости и умности) мы можем повысить, если постараемся.

Автор:
Кейт Станович – профессор на кафедре человеского развития и прикладной психологии Университета Торонто.

Мнение о книге доцента факультета психологии Высшей школы экономики Елены Агадуллиной:
Приходилось ли вам встречать умных людей, поступающих глупо? Ответ на этот вопрос делает очевидной (по крайней мере, для тех, кто быстро вспомнил парочку примеров таких вот умных дураков) проблему, описанную в данной книге. По мнению автора различные IQ тесты измеряют только способность к алгоритмическому мышлению (выстраивание последовательностей, поиск лишнего и т.д.) и абсолютно ничего не говорят о рефлексивном мышлении (включающем в себя такие важные компоненты, как например, рациональность, логичность мышления, непредубежденность и т.д.). Эта мысль всегда была мне близка, поэтому я с большим удовольствием прочитала выстроенную автором аргументацию. Вся драма исследования интеллекта заключается в том, что в обыденном сознании большинства людей существует прочная связь между уровнем интеллекта (который обычный человек распознает просто по цифре!) и восприятием человека как умного или глупого. Большинство людей не задумывается над тем, что понятие «умный» значительно шире тех способностей, которые измеряют классические тесты интеллекта. А дальше получается следующее, если у человека высокий уровень интеллекта, то он умный, а раз он умный, то он и рациональный, и рефлексивный, и логичный, и такой, и сякой, т.е. понятие интеллекта начинает неправомерно шириться и толстеть, от чего приобретает дополнительный незаслуженный пафос. В свете всего этого и возникают ситуации, когда родители воспринимают информацию о том, что у их ребенка средний или, не дай Бог, не очень высокий уровень интеллекта, как приговор или клиническое заключение. Ведь если интеллект описывает большинство когнитивных способностей (как считают многие люди), то человек с низким уровнем интеллекта это уже не просто «не очень умный парень», а уже как минимум имбецил. В результате родителям легче принять любой диагноз ребенка, если при этом утверждается, что у него нормальный уровень интеллекта.
А ведь на самом деле люди с высоким уровнем интеллекта хорошо справляются только с определенными типами задач (включающими в себя необходимость задействовать алгоритмическое мышление) и только при условии, когда им говорят, ЧТО НАДО ДЕЛАТЬ! По сути, высокий интеллект помогает лучше держать инструкцию. Например, если перед задачей попросить испытуемых стараться при решении задачи использовать все возможные варианты ответа, то обладатели высокого интеллекта справятся с ней лучше, чем обладатели низкого. Если же никакой специальной инструкции не давать, разницы в качестве решений между группой с высоким и низким интеллектом не будет.
Большинство сложных решений и умозаключений человек принимает, задействуя не алгоритмическое, а рефлексивное мышление, поэтому особое значение приобретает исследование рациональности (как важнейшего компонента рефлексивного мышления). Большая часть книги посвящена именно описанию рациональности и факторам, уменьшающим вероятность принятия рациональных решений. Здесь и Д. Канеман с эвристиками, и С. Фиск с «когнитивным лентяем», и проблемы фрейминга, и предубежденность, и наличие/отсутствие умственных программ. Обо всем рассказано достаточно подробно и понятно. Часть из того, что написано известно и растиражировано во множестве книг. Ну кто из любителей почитать современную литературу не знает про эвристики, когнитивную скупость и фрейминг? Часть информации более специфическая и лично для меня более интересная – это все, что касается когнитивных программ, проблем Спока и т.д.
В книге есть более «сложные» и более «легкие» части, к первым относятся главы 2 и 3, мне кажется, что людям без специальных знаний читать их будет затруднительно. Остальной текст написан просто и занимательно, с примерами известных задач, которые можно решить и потом оценить свое решение.
Стоит ли читать? Конечно! По возможности я бы рекомендовала читать всем!

Большое спасибо издательству Карьера Пресс за предоставленные книги.

Как выиграть?
Для того, чтобы принять участие в розыгрыше, необходимо до 28.05.2013 (включительно) выполнить два действия:
1) разместить ссылку на этот пост у себя в любой социальной сети или блоге
2) записаться с помощью формы, размещённой ниже (записаться можно только один раз, в строке "Your URL:" необходимо указать адрес вашей страницы, на которой вы разместили ссылку на розыгрыш).

Победители будут выбраны случайным образом из числа всех участников 29.05.2013.

UPD:
Книги получают:
103 – Kseniya
13 – Владимир Грицков
50 – Mitry Ladoshin
24 – Женя Лурье
18 – наташа

Скриншот результатов случайного отбора:


Развенчивание мифов. Подробности убийства Китти Дженовезе сильно преувеличены



Практически во всех известных учебниках по социальной психологии в контексте обсуждения эффекта свидетеля приводится описание истории убийства американской девушки по имени Китти Дженовезе, на которую напал и убил Уинстон Мозли. В учебниках эта история описывается так:

Майерс Д. [1]:

Возвращаясь домой в три часа утра 13 марта 1964 года, у самого входа в многоквартирный дом, расположенный в нью-йоркском районе Квинз, хозяйка бара Китти Дженовезе подверглась нападению вооруженного ножом насильника. Пронзительные, полные ужаса крики с мольбой о помощи: «О Боже, он ударил меня ножом! Ради Бога, помогите мне! Помогите!» — разбудили 38 ее соседей. Многие из них подошли к окнам и наблюдали за тем, как в течение 35 минут Китти пыталась вырваться из рук преступника. И до тех пор, пока нападавший не скрылся, никто из соседей так и не удосужился вызвать полицию. Вскоре после приезда полицейских женщина умерла. 


Аронсон Э., Уилсон Т., Эйкерт Р. [2]:

Женщину по имени Китти Дженовезе зверски убили, когда она шла к своей машине в аллее перед жилым комплексом, находящимся в районе Квинс. Её убивали в течение 45 минут. Не менее 38 жителей соседних домов признали позднее, что бросились к своим окнам, услышав крики Дженовезе о помощи. Однако никто из свидетелей трагедии не попытался помочь жертве – никто даже не побеспокоился и не позвонил в полицию.


Однако проанализировав архивные материалы судебного процесса по этому делу, Рэйчел Мэннинг, Марк Левин и Алан Коллинс выяснили [3], что на самом деле в тот вечер всё было не совсем так, как описано в учебниках. Первое преувеличение – число свидетелей. Число 38 впервые появилось в статьях журналистов Мартина Гансберга  и Э. Розенталя, вышедших в New York Times. Следствию же не удалось найти 38 свидетелей. Помощник окружного прокурора сообщил, что полиции удалось найти около полудюжины свидетелей происшествия, а в суде принимали участие пять из них, из которых только трое видели Дженовезе и Мозли вместе. Откуда взялось число 38, непонятно.

К тому же такое большое количество людей физически не могли наблюдать всю эту ситуацию на протяжении 30 минут, т.к. второе нападение на Дженовезе было осуществлено во внутренней части здания. Из-за особенностей пространственного расположения зданий и первое, и второе нападение мог видеть только один из известных свидетелей. Поэтому нельзя сказать, что большое количество людей наблюдало за тем, как Мозли убивал Дженовезе. Это второе преувеличение.

Третье преувеличение – утверждение, что никто не вмешался в ситуацию и не вызвал полицию. Во-первых, один из жителей дома крикнул из окна, вследствие чего убийца и прекратил своё первое нападение. Во-вторых, как минимум один звонок в полицию всё же был.

Почему авторы учебников так легко подхватили журналистское описание этой истории и не поинтересовались фактами? Авторы статьи считают, что в таком упрощённом и преувеличенном виде эта история хорошо привлекает внимание студентов, а также является хорошей жизненной иллюстрацией выявленного в лабораторных экспериментах эффекта свидетеля.

Пафос этой статьи в том, что, по мнению Мэннинг с коллегами, массовое распространение истории Дженовезе в таком искажённом виде приводит к тому, что у студентов складывается априорное представление об опасности и деструктивности толпы (в данном случае через её предполагаемое бездействие), которое препятствует исследованиям потенциальных позитивных аспектов группового поведения. И действительно, исследования, в которых эффект свидетеля изучался на реально опасных ситуациях, требующих вмешательства, показывают, что с ним не всё так просто. Осознание ситуации как довольно опасной для «жертвы» значительно снижает проявление эффекта свидетеля. Видя, что «жертва» находится в реальной опасности, люди всё же вмешиваются в ситуацию и стараются оказать помощь. А наличие людей вокруг, не снижает, а наоборот, увеличивает вероятность оказания помощи.

Кстати, по словам авторов статьи после её выхода с ними связались некоторые из авторов учебников, поблагодарили и обещали исправить описание случая Дженовезе в новых версиях своих учебников.

_______________________________________________
[1] Майерс, Д. (2002). Социальная психология. Интенсивный курс. СПб.: Прайм-Еврознак.
[2] Аронсон, Э., Уилсон, Т., Эйкерт, Р. (2004). Социальная психология. Психологические законы поведения человека в социуме. СПб.: Прайм-Еврознак.
[3] Manning, R., Levine, M., & Collins, A. (2007). The Kitty Genovese murder and the social psychology of helping: The parable of the 38 witnesses. American Psychologist, 62(6), 555–562. doi: 10.1037/0003-066x.62.6.555 [PDF]

Также читайте:
Эффект свидетеля проявляется даже в виртуальной реальности

12.05.2013

Эффект свидетеля проявляется даже в виртуальной реальности

В психологии хорошо известен эффект свидетеля, который заключается в том, что чем больше людей оказываются свидетелями какого-либо происшествия или проявления насилия, тем меньше вероятность, что кто-то из них вмешается. Впервые о нём заговорили в 1960-х гг. после широко известной истории с Китти Дженовезе. С тех пор было проведено огромное количество экспериментов, демонстрирующих этот эффект и изучающих разнообразные факторы, увеличивающие или снижающие вероятность его появления. Практически все они были построены по одному принципу: экспериментаторы разыгрывали какое-нибудь происшествие и наблюдали, как будут реагировать на него ничего не подозревающие люди. Общей проблемой таких экспериментов является то, что разыгрываемые происшествия не носили насильственного характера, например, человеку становилось плохо, в комнату начинал валить дым, пара громко ругалась друг с другом. Исследования, в которых эффект свидетеля изучался бы на реально опасных ситуациях, требующих вмешательства, как в случае с Китти Дженовезе, можно пересчитать по пальцам. Харари с коллегами инсценировали изнасилование [1], Шварц и Готтлиб разыгрывали грабёж с дракой [2] [3], Шотланд и Строу [4], а также Борофски с коллегами демонстрировали драку между мужчиной и женщиной [5], а Фишер с коллегами – сексуальные домогательства со стороны мужчины [6]. И причина понятна – из практических и этических соображений нельзя ради эксперимента создать ситуацию, которая бы реально угрожала жизни человека. Однако полученные в этих экспериментах результаты отличаются от результатов остальных исследований. Осознание ситуации как довольно опасной для «жертвы» значительно снижает проявление эффекта свидетеля. Видя, что «жертва» находится в реальной опасности, люди всё же вмешиваются в ситуацию и стараются оказать помощь. А наличие людей вокруг, не снижает, а наоборот, увеличивает вероятность оказания помощи. Это можно объяснить, например, тем, что наличие людей вокруг снижает страх и делает вмешательство в ситуацию более безопасным, а если окружающие являются знакомыми, то мы оказываем помощь ещё и потому, что не хотим выглядеть «плохими» и бессердечными в их глазах.

Для того чтобы избежать сложностей с моделированием реально опасной ситуации и этических проблем, группа исследователей под руководством Мела Слейтера использовала для исследования эффекта свидетеля виртуальную реальность [7]. В эксперименте участвовали 40 болельщиков футбольного клуба Арсенал. Они входили в виртуальный бар и несколько минут беседовали о футболе с виртуальным посетителем бара. В половине случаев виртуальный собеседник был одет в майку болельщика Арсенала и с энтузиазмом говорил об этой футбольной команде. В другой половине он был одет в простую майку красного цвета и демонстрировал нейтральное отношение к Арсеналу. Через несколько минут этого разговора другой виртуальный человек, также сидевший в этом баре, подходил к первому и начинал с ним спорить. Далее спор обострялся и переходил в физическое столкновение. При этом в половине случаев «жертва» смотрела на испытуемого, ища у него помощи.

Ролик с примером того, как всё это выглядело:
video

Основной вопрос, волновавший исследователей, был в том, вмешаются ли в этот конфликт испытуемые? Результаты показали, что в целом эффект свидетеля продемонстрировала половина испытуемых. Однако чаще и активнее испытуемые вмешивались в ситуацию в том случае, если «жертва» также как и испытуемые была болельщиком Арсенала и одновременно взглядом искала у них помощи.


При этом, когда «жертва» также как и испытуемые была болельщиком Арсенала, действия испытуемых были более конфронтационными, направленными против «агрессора», а когда «жертва» не имела ничего общего с испытуемыми, их действия были направлены скорее на разрядку ситуации. Другими словами, в случае «нападения» на своего испытуемые принимали его сторону. Поэтому если вы когда-нибудь попадёте в подобную ситуацию, и вам потребуется помощь, лучше не ждать её со стороны прохожих, а самому активно за ней обращаться, при чём обращаться эффективнее к тем прохожим, которые хотя бы чем-то похожи на вас.

_______________________________________________
[1] Harari, H., Harari, O., & White, R. V. (1985). The reaction to rape by American male bystanders. Journal of Social Psychology, 125(5), 653–658. doi: 10.1080/00224545.1985.9712039 [PDF]

[2] Schwartz, S. H., & Gottlieb, A. (1976). Bystander reactions to a violent theft: Crime in Jerusalem. Journal of Personality and Social Psychology, 34(6), 1188–1199. doi: 10.1037//0022-3514.34.6.1188 [PDF]

[3] Schwartz, S. H., & Gottlieb, A. (1980). Bystander anonymity and reactions to emergencies. Journal of Personality and Social Psychology, 39(3), 418–430. doi: 10.1037//0022-3514.39.3.418

[4] Shotland, R. L., & Straw, M. K. (1976). Bystander response to an assault: When a man attacks a woman. Journal of Personality and Social Psychology, 34(5), 990–999. doi: 10.1037//0022-3514.34.5.990 

[5] Borofsky, G. L., Stollak, G. E., & Messe, L. A. (1971). Sex differences in bystander reactions to physical assault. Journal of Experimental Social Psychology, 7(3), 313–318. doi: 10.1016/0022-1031(71)90031-x

[6] Fischer, P., Greitemeyer, T., Pollozek, F., & Frey, D. (2006). The unresponsive bystander: Are bystanders more responsive in dangerous emergencies? European Journal of Social Psychology, 36(2), 267–278. doi: 10.1002/ejsp.297 [PDF]

[7] Slater, M., Rovira, A., Southern, R., Swapp, D., Zhang, J. J., Campbell, C., & Levine, M. (2013). Bystander Responses to a Violent Incident in an Immersive Virtual Environment. Plos One, 8(1), e52766. doi: 10.1371/journal.pone.0052766 [PDF]

Также читайте:
Повторение эксперимента Стэнли Милгрэма о повинуемости в виртуальной реальности
Подробности убийства Китти Дженовезе сильно преувеличены

10.05.2013

Новое доказательство существования эффекта ореола

Эффектом ореола, или гало-эффектом называют перенесение имеющейся информации о человеке на его особенности, о которых ничего не известно. Самый часто встречающийся пример – впечатление, что люди с привлекательной внешностью являются «хорошими» людьми, т.е. имеют позитивные личностные качества и совершают хорошие поступки. По данным большого мета-анализа1 внешне  привлекательные люди воспринимаются как более социально развитые, более компетентные и эффективные в работе, а также эмоционально здоровые (низкая тревожность и чувство одиночества). В недавно вышедшей статье2 Лихи Сегал-Каспи с коллегами подтвердили, что, во-первых, люди действительно так делают, во-вторых, нет никаких оснований для такого перенесения.

Исследователи записали на видео 118 студенток, которые перемещались по комнате и зачитывали прогноз погоды. Затем эти записи показали другим 118 студентам женского и мужского пола. Просмотрев 60-секундные видеоролики, они должны были оценить личностные черты, ценности и внешнюю привлекательность героев этих роликов.

Как и ожидалось, более симпатичным женщинам приписывались стереотипно «хорошие» черты, они описывались как менее невротичные и более доброжелательные, экстравертированные и эмоционально стабильные. При этом так делали и мужчины и женщины, т.е. эффект ореола является универсальным. Однако в отношении приписываемых ценностей различий между привлекательными и непривлекательными не было.

Естественно, что для такой тенденции нет никаких оснований. Перед съёмкой герои роликов сами оценили свои личностные черты, и эти оценки никак не были связаны ни с их привлекательностью, ни с оценками, приписанными им зрителями. Однако интересно, что привлекательность коррелирует с конформностью и традиционализмом, т.е. более привлекательные женщины в большей степени стремятся соответствовать социальным ожиданиям и представлениям.

_______________________________________________
1 Langlois, J. H., Kalakanis, L., Rubenstein, A. J., Larson, A., Hallam, M., & Smoot, M. (2000). Maxims or myths of beauty? A meta-analytic and theoretical review. Psychological Bulletin, 126(3), 390–423. doi: 10.1037/0033-2909.126.3.390 [PDF]

2 Segal-Caspi, L., Roccas, S., & Sagiv, L. (2012). Don't Judge a Book by Its Cover, Revisited: Perceived and Reported Traits and Values of Attractive Women. Psychological Science, 23(10), 1112–1116. doi: 10.1177/0956797612446349