27.11.2013

Первые результаты проекта проверки воспроизводимости психологических эффектов

Одна из главных проблем в психологической (и не только) науке – это воспроизводимость результатов исследований. Многие психологические эффекты, которые стали общеизвестными и вошли в учебники, часто открыты и продемонстрированы одним исследователем в одном-двух экспериментах. В этом году долгое обсуждение этой проблемы воплотилось в реальные действия. Исследователи из 36 лабораторий разных стран объединились в The “Many Labs” Replication Project и на 36 независимых выборках (всего 6,344 человека) из 12 стран проверили первые 13 эффектов. Результаты доступны на сайте Open Science Framework [1].

Что проверяли:
  1. Эффект невозвратных издержек (Sunk costs (Oppenheimer, Meyvis, & Davidenko, 2009)). Участников исследования попросили представить, что у них есть билеты на важную игру их любимой футбольной команды, но в день игры будет очень холодная погода. Далее их попросили оценить вероятность посещения ими этой игры (1 – определенно останусь дома, 9 – определенно пойду на игре). Участники с большей вероятностью пошли бы на игру, если сами заплатили за билет, чем в ситуации, когда билет достался им бесплатно.
  2. Приобретения vs. потери (Gain versus loss framing (Tversky & Kahneman, 1981)). Изменение фокуса внимания с потерь на приобретения меняют готовность рисковать. Участников исследования попросили представить, что в США ожидается вспышка необычной азиатской болезни, которая должна убить 600 человек. Затем их попросили выбрать одну из двух стратегий борьбы с этой болезнью. Программа A гарантированно сохранит жизнь 200 людей, а 400 умрут. Программа B с вероятность 1/3 сохранит жизнь всем 600 людям, но с вероятностью 2/3 все 600 умрут. Несмотря на то, что логически эти варианты идентичны, участники чаще выбирали программу A.
  3. Эффект якоря (Anchoring (Jacowitz & Kahneman, 1995)). Перед тем, как участников попросили оценить несколько количественных величин, им предъявили не связанный с предметом оценки номер («якорь»). Оценки участников смещались в сторону якоря, независимо от того, был ли он больше или меньше реальной величины.
  4. Ретроспективная ошибка игрока (Retrospective gambler’s fallacy (Oppenheimer & Monin, 2009)). В первом условии участников исследования попросили представить, что они наблюдают за игроком, который кидает три кости, и у него выпадают тир шестёрки, во втором условии – выпадают две шестёрки и одна тройка, в третьем  условии игрок кидает только две кости, и на обоих выпадают шестёрки. Далее участников спросили, сколько раз игрок кинул, прежде чем они вошли в комнату и начали за ним наблюдать? Участники считали, что игрок кинул большее количество раз перед тем, как выкинуть три шестёрки.
  5. Шкала с маленькими значениями против шкалы с большими значениями (Low-vs.-high category scales (Schwarz, Hippler, Deutsch, & Strack, 1985)). Участников эксперимента попросили оценить, сколько времени в день они смотрят телевизор. В первом условии для этого предлагалась шкала от «до получаса» до «более 2 с половиной часов», во втором – шкала от «до 2 с половиной часов» до «более 4 часов». В первом случае меньшее количество человек указало, что смотрит телевизор больше 2 с половиной часов, чем во втором.
  6. Норма взаимности (Norm of reciprocity (Hyman & Sheatsley, 1950)). Столкнувшись с решением о разрешении или запрещении чего-либо членам своей и чужой группы, люди чувствуют необходимость делать это взаимосвязано и последовательно. Американских участников исследования попросили ответить на два вопроса: должны ли коммунистические страны (исследование проводилось в 1950 году) пускать к себе американских журналистов и давать им возможность сообщать новости американским газетам? а также, должна ли Америка пускать к себе коммунистических журналистов, чтобы они передавал информацию в свои газеты? Когда вопрос о коммунистических журналистах задавался вторым по счёту, участники чаще давали на него положительный ответ.
  7. Разрешение vs. запрет (Allowed/Forbidden (Rugg, 1941)). В первом условии американских участников исследования спрашивали, одобряют ли они разрешение произносить речи против демократии, во втором – одобряют ли они запрет произносить речи против демократии. 62% участников сказали «Нет», если их спрашивали про разрешения выступлений против демократии, но только 46 % сказали «Да», если их спрашивали про запрет выступлений против демократии. Т.е. участники были менее склонны одобрить запрет речей против демократии, чем не одобрить, разрешение речей против демократии.
  8. Эффект атрибуции цитаты (Quote Attribution (Lorge & Curtis, 1936)). Участников исследования попросили оценить, насколько они согласны с несколькими цитатами привлекательных и не привлекательных для них людей. Среди них была цитата, которая в одном случае приписывалась нравившемуся им Томасу Джефферсону, а во втором – не нравившемуся им Владимиру Ленину (исследование проводилось в 1936 году). Участники охотнее выражали согласие с фразой, если считали, что она принадлежит Джефферсону.
  9. Прайминг с флагом (Flag Priming (Carter, Ferguson, & Hassin, 2011; Study 2)). Участникам исследования показывали 4 фотографии, просили оценить время суток, в которое они были сделаны. В экспериментальной группе на двух из них был виден американский флаг. В контрольной группе ни на одной из них флага не было. Затем участники заполняли анкету, в которой выражали своё отношение к разным политическим вопросам (аборты, контроль оружия и т.д.). Участники экспериментальной группы, которые видели флаг, демонстрировали более консервативные установки.
  10. Денежный прайминг (Currency priming (Caruso, Vohs, Baxter, & Waytz, 2013)). Участников исследования просили заполнить анкету о демографических данных. При этом одной группе давали бланк, на фоне которого виднелось изображения $ 100 банкнот, другой группе давали бланк с размытым фоном. Затем они заполняли анкету с «system justification scale». Группа с денежным праймингом показала более высокие баллы по system justification scale, чем группа без прайминга.
  11. Воображаемый контакт (Imagined contact (Husnu & Crisp, 2010; Study 1)). Одну группу британцев-немусульман попросили в течение одной минуты представить, как они взаимодействуют с незнакомым британцем-мусульманиным, другую – что они просто прогуливаются по улице. Затем на протяжении ещё одной минуты они должны были описать свои мысли, после чего они оценивали свою готовность взаимодействовать с британцем-мусульманиным. Участники из группы «воображаемого контакта» демонстрировали значительно большую готовность к взаимодействию.
  12. Половые различия имплицитных установок по отношению к математике (Sex differences in implicit math attitudes (Nosek, Banaji, & Greenwald, 2002)). Исследование на студентах Йельского университета показало, что женщины имели более негативные имплицитные установки по отношению к математике, чем по отношению к искусству, по сравнению с мужчинами.
  13. Связь имплицитных установок по отношению к математике с декларируемыми установками (Implicit math attitudes relations with self-reported attitudes (Nosek, Banaji, & Greenwald, 2002)). В том же исследовании было показано, что декларируемые установки (composite of feeling thermometers and semantic differential ratings) положительно связаны с имплицитными установками по отношению к математике.


Все 36 частных size effects для каждого из проверяемых эффектов были взвешены и интегрированы. Совокупные size effects показали, что результаты 10 из 13 оригинальных исследований были воспроизведены. Результаты исследования с «воображаемым контактом» воспроизвелись только на 4 из 36 выборок. Исследования с денежным праймингом и праймингом флагом не воспроизвели оригинальные результаты, совокупный size effect был около нуля. В случае половых различий установок к математике эффект хотя и есть, но не такой большой, как было показано в оригинальном исследовании. В то время как в случае с якорным эффектом и разрешением vs. запретом эффект оказался ещё более сильным, чем в оригинальном исследовании.  Все совокупные size effects представлены на рисунке:


Все файлы с данными доступны на сайте Open Science Framework. Проверка первых 13 эффектов – это только начало. Самоорганизовавшийся консорциум исследователей намерен продолжить эту работу и приглашает исследователей из разных стран и лабораторий присоединяться. Кстати, из России там пока никого нет. При этом в проект участвуют не только психологи. Также уже работает Reproducibility Project: Cancer Biology.


_______________________________________________

Список публикаций с оригинальными исследованиями:

Carter, T. J., Ferguson, M. J., & Hassin, R. R. (2011). A Single Exposure to the American Flag Shifts Support Toward Republicanism up to 8 Months Later. Psychological Science, 22(8), 10111018. doi: 10.1177/0956797611414726

Caruso, E. M., Vohs, K. D., Baxter, B., & Waytz, A. (2013). Mere Exposure to Money Increases Endorsement of Free-Market Systems and Social Inequality. Journal of Experimental Psychology-General, 142(2), 301–306. doi: 10.1037/a0029288 [PDF]

Husnu, S., & Crisp, R. J. (2010). Elaboration enhances the imagined contact effect. Journal of Experimental Social Psychology, 46(6), 943–950. doi: 10.1016/j.jesp.2010.05.014

Hyman, H. H., & Sheatsley, P. B. (1950). The current status of American public opinion. In The Teaching of Contemporary Affairs, (11–34). New York: National Council of Social Studies

Jacowitz, K. E., & Kahneman, D. (1995). Measures of anchoring in estimation tasks. Personality and Social Psychology Bulletin, 21(11), 1161–1166. doi: 10.1177/01461672952111004 

Lorge, I. (1936). Prestige, suggestion, and attitudes. Journal of Social Psychology, 7(4), 386-402. doi: 10.1080/00224545.1936.9919891

Nosek, B. A., Banaji, M. R., & Greenwald, A. G. (2002). Math = male, me = female, therefore math ≠ me. Journal of Personality and Social Psychology, 83(1), 44–59. doi: 10.1037//0022-3514.83.1.44

Oppenheimer, D. M., & Monin, B. (2009). The retrospective gambler's fallacy: Unlikely events, constructing the past, and multiple universes. Judgment and Decision Making, 4(5), 326–334. [PDF]

Oppenheimer, D. M., Meyvis, T., & Davidenko, N. (2009). Instructional manipulation checks: Detecting satisficing to increase statistical power. Journal of Experimental Social Psychology, 45(4), 867–872. doi: 10.1016/j.jesp.2009.03.009 

Rugg, D. (1941). Experiments in Wording Questions: II. Public Opinion Quarterly, 5(1), 91–92. [PDF]

Schwarz, N., Hippler, H. J., Deutsch, B., & Strack, F. (1985). Response scales: Effects of category range on reported behavior and comparative judgments. Public Opinion Quarterly, 49(3), 388–395. doi: 10.1086/268936 [PDF]

Tversky, A., & Kahneman, D. (1981). The framing of decisions and the psychology of choice. Science, 211(4481), 453–458. doi: 10.1126/science.7455683 [PDF]

Также читайте:  
Опубликованы результаты проверки воспроизводимости 15 социально-психологических эффектов

23.11.2013

Оценка личности по активности в социальных сетях или Big Data приходят в психологию

Идея возможности оценивать личность человека по его активности в социальных сетях всё больше захватывает сознание исследователей. В последнее время сделано несколько таких попыток.

В 2012 году Дональд Клюмпер с товарищами опубликовали статью [1], в которой описывают как трое специально подготовленных оценщиков более или менее успешно определяли личностные черты пользователей Фейсбука по их профилю. Хотя прогностическая валидность оценок экспертов была невысокой и выборка была маленькой. Подробнее об этом здесь.

Но попытка Клюмпера сотоварищи меркнет на фоне того, что сделали исследователи из University of Pennsylvania и The Psychometrics Centre, University of Cambridge. В сентябре 2013 года они опубликовали статью [2], в которой описывают результаты анализа 700 миллионов слов, фраз и тем, собранных из фейсбучных сообщений 75 000 человек. Анализ показал поразительные различия в частоте использования разных слов и фраз между людьми разного пола, возраста и с разными личностными чертами. 
Вот, например, различия между мужчинами и женщинами:


Fucking и shoping доставляют.

Различия между возрастными группами (13–18, 19–22, 23–29, 30–65):


Здесь всё более или менее ожидаемо.

А вот различия между экстравертами и интровертами, а также между невротиками и эмоционально стабильными:


Интересным показалось доминирование темы спорта среди эмоционально стабильных. То ли спорт так благотворно влияет на личность, то ли эмоционально стабильные просто чаще им занимаются. Также любопытно преобладание темы анимэ среди интровертов. Я вот сам интроверт, но особенной любви в анимэ за собой не замечаю.

Это исследование является частью World Well-Being Project, в рамках которого сделаны и делаются несколько исследований на основе анализ социальных сетей.

The Psychometrics Centre, University of Cambridge также пытается предсказывать индивидуальные особенности человека по тому, что он лайкает в Фейсбуке. Анализ ФБ-лайков 58 000 человек показал [3], что их модель предсказывает принадлежность к белым американцам или афро-американцам в 95% случаев, пол – в 93% случаев, сексуальную ориентацию – в 88% случаев у мужчин и в 75% случаев у женщин, принадлежность к демократам или республиканцам – в 85% случаев,  принадлежность к христианам или мусульманам – в 82% случаев. Точность прогноза остальных дихотомических переменных на рисунке:


Что касается личностных черт, то здесь прогностическая валидность ниже: Открытось (r = 0.43), Экстраверсия (r = 0.40), Интеллект (r = 0.39). Однако она вполне сопоставима с валидностью личностных тестов. Точность прогноза остальных индивидуальных особенностей на рисунке:


В сопроводительных материалах к статье также приводятся примеры тем, лайки которых рассматриваются как предикторы тех или иных характеристик. Так, например, Моцарт и Властелин колец свидетельствуют о высоком IQ, а Harley Davidson – о низком; Иисус и плавание – об удовлетворенности жизнью, а наука и Ipod – о неудовлетворённости; Оскар Уайлд и Леонарл Коэн – об открытости опыту, а Oklahoma State University – о консервативности; христианство – о кооперативности, а Фридрих Ницше – о конкурентности; биология и Дженифер Лопес – о большом количестве друзей, а хардрок и Iron Maiden – о небольшом количестве друзей; Weight Watchers (американская компания, продающая продукты и услуги для снижения веса) – о том, что человек состоит в отношениях, а Мария Шарапов и Усейн Болт  – о том, что не состоит; Slayer и Роб Зомби – о том, что человек курит, а Honda – о том, что не курит.

Если вы являетесь пользователем Фейсбука, то можете проверить точность этого прогноза на себе, зайдя на сайт youarewhatyoulike.com. Хотя, наверное, на русскоязычных пользователях точноcnm будет ниже.

Такие результаты наводят на мысль, что скоро многие задачи по оценке каких-то определённых характеристик человека (в том числе личностных черт) могут перейти на анализ его профиля и активности в социальных сетях. При этом делать это будет не человек, а компьютер. В подборе персонала, например, уже каждый второй ищет профиль в социальных сетях кандидата на вакансию перед тем, как пригласить его на собеседование. Конечно, здесь есть сложности и ограничения. Во-первых, как только большинство узнает, что и с какой точностью можно определить по их профилям в социальных сетях, большая часть либо перестанет ими активно пользоваться, либо заведёт себе несколько аккаунтов, либо, используя социальные сети, будет использовать определённую стратегию, создавая определённый образ себя (такое социально-желательное использование Фейсбука). Есть и этические проблемы, которые подробно обсуждались в блоге Евгения Лурье. Но всё равно открывающиеся перспективы будоражат.

_______________________________________________
[1] Kluemper, D. H., Rosen, P. A., & Mossholder, K. W. (2012). Social Networking Websites, Personality Ratings, and the Organizational Context: More Than Meets the Eye? Journal of Applied Social Psychology, 42(5), 1143–1172. doi: 10.1111/j.1559-1816.2011.00881.x 

[2] Schwartz, H. A., Eichstaedt, J. C., Kern, M. L., Dziurzynski, L., Ramones, S. M., Agrawal, M., . . . Ungar, L. H. (2013). Personality, Gender, and Age in the Language of Social Media: The Open-Vocabulary Approach. Plos One, 8(9), e73791. doi: 10.1371/journal.pone.0073791 [PDF]

[3] Kosinski, M., Stillwell, D., & Graepel, T. (2013). Private traits and attributes are predictable from digital records of human behavior. Proceedings of the National Academy of Sciences, 110(15), 5802–5805. doi: 10.1073/pnas.1218772110 [PDF]

Также читайте:  
Можно оценивать личность по запаху

13.11.2013

Почему водители проявляют агрессию?

Как-то я уже давал ссылку на статью «Социально-психологическиедетерминанты проявления агрессии водителями пассажирского транспорта нароссийских дорогах» [1], вышедшую в журнале Социальная психология и общество. Обследовав 198 водителей общественного транспорта, авторы приходят к выводу, что
…причинами их [водителей общественного транспорта] агрессивного поведения являются непринятие себя, недоверие к другим, восприятие окружающего мира как опасного и неконтролируемого.
 Вот ещё цитата из выводов: 
3. Интенсивность восприятия водителями пассажирского транспорта других людей и мир в целом как представляющих опасность вызывает проявление агрессии, стремление указывать другим и контролировать их поведение, а также ощущение своей увечности и неполноценности.
4. Ощущение собственной неполноценности вызывает у водителей специфическое отношение к миру как опасному и, как следствие, стремление к контролю и агрессии на дороге.
5. При наличии негативного отношения к внешнему миру водители пассажирского транспорта не могут оставаться пассивными и испытывают потребность проявлять какую-либо активность, прежде всего — агрессивное поведение.
Один из авторов этого исследования, Ольга Макушина в интервью журналистам, серьёзно обсуждающим эти результаты, говорит, что результаты исследования могут быть перенесены и на водителей личного транспорта:
 «Агрессивность как личностная черта на дороге проявляется, как правило, даже сильнее, так как автомобиль дает ощущение собственной защищенности, это как скафандр, поэтому в нем человек чувствует себя более уверенно и надежно и вести себя может более напористо, чем вне его».
Итак, если подытожить, то с точки зрения авторов этого исследования водители проявляют агрессию, потому что не уверены в себе, воспринимают себя неполноценными, видят опасность в окружающих. Ещё большую степень психологизаторства причин автоагрессии сложно себе представить. Идея о том, что все водители имеют идентичные личностные особенности, которые являются причинами агрессии, кажется мне очень смелой. На самом деле есть более очевидные и вероятные причины проявления автоагрессии.

Во-первых, не стоит выделять агрессию, которую проявляют водители на дороге, в какой-то особый вид агрессии, имеющий специфические причины. Так не бывает, чтобы человек проявлял агрессию только тогда, когда находится за рулём. Тенденция к агрессивному поведению стабильна и проявляется в любых ситуациях, провоцирующих на неё. Одним словом, «man drives as he lives». Ещё более 50 лет назад исследования водителей автобусов и такси, а также других автомобилистов показывали, что водители, которые часто попадали в аварии, характеризовались агрессивностью, импульсивностью, нетерпимостью и общей социальной дезадаптацией. При этом водители, редко попадающие в дорожные инциденты, характеризовались стабильностью и хорошей адаптированностью в целом [2].

Исследования показывают также наличие положительной связи между проявлением автомобильной агрессии и нейротизмом, а также отрицательную связь с добросовестностью и доброжелательностью [3]. То есть, например, люди, склонные к нейротизму, чаще проявляют автоагрессию, однако они это делают и во многих других ситуациях.

Однако, поскольку вождение – это чаще всего стресс, вызванный спешкой, пробками и заторами, агрессивными действиями других водителей, нарушениями ими правил дорожного движения, на автоагрессию оказывают влияние ситуационные факторы. Так, конкретные проявления автоагрессиии (включение звукового сигнала, езда на красный свет и т.д.) связаны как с объективными, так и субъективными задержками в дороге, заторами и пробками [4]. Высокий трафик, шум, высокая температура, неэтичное и агрессивное поведение других участником движения, перекрытия из-за ремонта или проезда vip-картежей – всё это фрустрирующие факторы, вызывающие раздражение и ответную агрессию. При этом не все проявляют агрессию, попадая в сложную стрессовую ситуацию. Например, молодые водители чаще проявляют агрессию, чем пожилые; более опытные водители реже проявляют агрессию по отношению к новичкам; мужчины проявляют агрессию чаще женщин [3]. Причина раздражённости водителя вообще может быть несвязанной с ездой, но езда, скорее всего, усугубит её [5].

Наиболее существенным отличием ситуации езды на автомобиле от других ситуаций является, пожалуй, то, что взаимодействие с другими участниками движения в определённой степени опосредовано самим автомобилем. Это делает взаимодействие более обезличенным, а также частично уравнивает силы и шансы на победу, если возникнет противостояние. Находясь внутри такого «защитного скафандра», в некоторых случаях водитель будет готов действовать смелее и может быть агрессивнее по сравнению с ситуацией непосредственного взаимодействия.

_______________________________________________
[1] Ермолаев, В.В., Макушина, О.П., Четверикова А.И. (2013). Социально-психологические детерминанты проявления агрессии водителямипассажирского транспорта на российских дорогах. Социальная психология и общество, 2, 108–118. [PDF

[2] Tillmann, W. A., & Hobbs, G. E. (1949). The accident-prone automobile driver: a study of the psychiatric and social background. American Journal of Psychiatry, 106(5), 321–331.

[3] Jovanović, D., Lipovac, K., Stanojević, P., & Stanojević, D. (2011). The effects of personality traits on driving-related anger and aggressive behaviour in traffic among Serbian drivers. Transportation Research Part F: Traffic Psychology and Behaviour, 14(1), 43–53. doi: 10.1016/j.trf.2010.09.005

[4] Shinar, D. (1998). Aggressive driving: the contribution of the drivers and the situation. Transportation Research Part F: Traffic Psychology and Behaviour, 1(2), 137–160. doi: 10.1016/S1369-8478(99)00002-9

[5] Lawton, R., & Nutter, A. (2002). A comparison of reported levels and expression of anger in everyday and driving situations. British Journal of Psychology, 93, 407–423. doi: 10.1348/000712602760146521

UPD: пост Вольф Кицес на эту же тему: Про агрессию автомобилистов