31.07.2014

Люди кажутся более влиятельными, если говорят более абстрактно

Эта статья первоначально была опубликована на Полит.ру.

Люди кажутся более влиятельными, если они говорят более абстрактно. К такому выводу пришла группа американских исследователей из Университет Южной Калифорнии и Калифорнийского университета в Сан-Диего. Проведя серию экспериментов, исследователи выяснили, что мы воспринимаем человека более влиятельным, если он использует абстрактный язык, вместо конкретных и точных слов и формулировок [1].

В экспериментах исследователи демонстрировали испытуемым разные типы речи (как отдельные фразы и предложения, так и короткие параграфы) в различных контекстах. Например, испытуемые читали цитаты из выступления политика, анализирующего современные тренды и события (экономика, рынок труда, арабская весна). В одном случае он говорил, что один из шести американцев не может найти работу и приводил пример человека, который в 2009 году потерял работу и до сих пор не может найти другую (конкретное выступление), в другом – он говорил, что американцы переживают экономическую катастрофу, которой не было со времён Великой депрессии (абстрактное выступление).

Участников эксперимента просили оценить коммуникатора по таким характеристикам, как наличие власти, компетентность, стиль мышления, человечность. Оказалось, что испытуемые оценивали политика как более влиятельного и чаще рассматривали его как лидера, если его слова были более абстрактными, а не конкретными. Использование абстрактного языка, выражающего суть или главное значение события, делало оратора более сильным и влиятельным в глазах аудитории. Относительно стиля мышления, компетентности и сердечной теплоты таких однозначных закономерностей не оказалось.

Способность видеть большую картину в целом – это то, что мы ожидаем от людей, наделённых властью. А поскольку мы рассматриваем абстрактность суждений как проявление этой способности, то приписываем власть обладателям такого стиля коммуникации. Более того, начиная мыслить абстрактно, люди начинают ощущать и себя более влиятельными [2].

Стиль коммуникации – не единственный сигнал наличия власти. В предыдущих исследованиях показано, что наличие власти ассоциируется с активными действиями в ответ на внешние раздражители, например, когда человек отворачивает в сторону дующий на него вентилятор или открывает окно в переполненном автобусе в жаркий день [3]. Власть также ассоциируется с пониженной высотой голоса [4]. Конечно подобные атрибуты власти не всегда соответствуют реальности. Но несмотря на это, мы используем их для ориентации в незнакомой или просто новой ситуации, если ничего не знаем о людях или отношениях между ними.

_______________________________________________
[1] Wakslak, C. J., Smith, P. K., & Han, A. (2014). Using Abstract Language Signals Power. Journal of Personality and Social Psychology, 107(1), 41–55. doi:10.1037/a0036626

[2] Smith, P. K., Wigboldus, D. H. J., & Dijksterhuis, A. (2008). Abstract thinking increases one’s sense of power. Journal of Experimental Social Psychology, 44(2), 378–385. doi:10.1016/j.jesp.2006.12.005

[3] Galinsky, A. D., Gruenfeld, D. H., & Magee, J. C. (2003). From power to action. Journal of Personality and Social Psychology, 85(3), 453–466. doi:10.1037/0022-3514.85.3.453

[4] Puts, D. A., Gaulin, S. J. C., & Verdolini, K. (2006). Dominance and the evolution of sexual dimorphism in human voice pitch. Evolution and Human Behavior, 27(4), 283–296. doi:10.1016/j.evolhumbehav.2005.11.003 

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

30.07.2014

Статистика американских PhD-диссертаций по психологии

На сайте APA опубликована статистика по PhD-диссертациям в США. В 2011-2012 академическом году в США присудили более 6000 докторских степеней по психологии. Большая часть из них присуждена в области клинической психологии (2480), на втором месте общая психология (похоже, что это когнитивная психология в самом широком смысле плюс мотивация и личность) (1800), на третьем – психология образования (470), на четвёртом – консультативная психология (420). Соотношение количества присуждённых степеней по разным областям психологии можно посмотреть на диаграмме.


74% всех диссертаций присуждены женщинам. Таким образом, американская психология – это преимущественно health service psychology (54% всех присуждённых степеней). Кстати, этот вывод подтверждается соотношением количества членов разных отделений APA. Эта статистика здесь.

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

23.07.2014

В работе мозга любителя порнографии и наркомана есть общее, больше пока сказать трудно

Эта статья в немного отредактированном варианте первоначально была опубликована на сайте Полит.ру.

Научно-популярные и около научные СМИ снова перевозбудились. На этот раз причиной новостного взрыва стала статья исследовательской группы Valerie Voon из University of Cambridge «Neural Correlates of Sexual Cue Reactivity in Individuals with and without Compulsive Sexual Behaviours» [1]. Причём это уже второй раз, когда журналисты так сильно возбудились из-за этого исследования. В сентябре 2013 Valerie Voon уже наделала много шума рассказом об этом исследовании, приняв участие в программе Porn of the Brain на британском Channel 4. Причины такого большого внимания к исследованию две: оно про порнографию, оно якобы говорит о том, что порнография по своему влиянию на работу мозга сравнима с наркотиками. Но тогда в сентябре ещё не было статьи, поэтому некоторые эксперты предостерегали от таких далеко идущих выводов. Но вот 11 июля в PLoS ONE была опубликована статья об этом исследовании, из которой можно точно понять, какое исследование было проведено и какие результаты получены.

Итак, исследователи сравнили работу некоторых зон головного мозга во время просмотра порнографии у двух групп мужчин: у 19 мужчин с так называемым компульсивным сексуальным поведением (формой поведенческой аддикции, при которой человек одержим сексуальными мыслями, чувствами и поведением, которые не в силах контролировать) и у 19 здоровых мужчин. Компульсивное сексуальное поведение проявлялось, например, в том, что мужчины из первой группы в 7.5 раз больше времени тратили на просмотр порнографии в интернете, чем мужчины из второй группы (13.21 и 1.75 часов в неделю, соответственно). И это компульсивное сексуальное поведение часто приводило к негативным последствиям (потеря работы, разрушение интимных отношений, снижение либидо и эректильная дисфункция, возникающая во время физического контакта с женщиной, но отсутствовавшая во время просмотра порнографии). Исследователи сфокусировались на анализе активности только тех зон головного мозга, которые реагируют на наркотики. Известно, что демонстрация наркотиков влияет на активацию вентрального стриатума (ventral striatum), или прилежащего ядра, дорсальной части передней поясной коры (dACC, dorsal anterior cingulate cortex) и миндалины (amygdala). Все эти зоны так или иначе связаны с эмоциями и ожидаемым вознаграждением и удовольствием.

Мужчинам из обоих групп показывали ролики разного содержания (секс, эротика, экстремальный спорт, деньги и пейзаж), регистрируя при этом активность интересующих зон мозга с помощью функциональной МРТ. Результаты показали, что в обеих группах видео с ярко выраженным сексуальным содержанием вызывало активность в исследуемых зонах. Однако в группе мужчин с компульсивным сексуальным поведением активность в этих зонах была сильнее. Отличия в активности можно увидеть на картинке (верхний ряд – разница между спортивным роликом и роликом с изображением секса, средний ряд – разница между спортом и эротикой, нижний ряд – разница между спортом и деньгами).

Voon et al. 2014

Другими словами, работа мозга мужчин с компульсивным сексуальным поведением, просматривающих порнографию, была похожа на работу мозга наркомана после предъявления наркотиков. Также у мужчин из этой группы активность изучаемых зон мозга была сильнее связана именно с ощущаемым сексуальным желанием, а не с тем, нравились ли им конкретные ролики или нет. Такая реакция также схожа с реакцией наркоманов на наркотики, к которым они испытывают сильную тягу, даже если не получают удовольствия от них.

Однако исследователи осторожны в своих выводах и предостерегают от приравнивания порнографии к наркотикам. Можно предположить, что разные аддикции основываются на похожем нейронном механизме. Однако для подтверждения этого предположения нужно больше подобных исследований.

Выводы, которые нельзя сделать из этого исследования:

1. Навязчивый просмотр порнографии – это то же, что и употребление наркотиков. Аддикцию нельзя диагностировать по активности зон головного мозга.

2. Порнография вызывает привыкание как и обычные наркотики. Не известно, является ли порнография причиной компульсивного сексуального поведения. У группы мужчин с такой формой поведенческой аддикции были обнаружены и другие психологические особенности (более высокие баллы по депрессии и тревожности, социальные фобии), которые сами могут быть причиной, а компульсивное потребление порнографии – их следствием.

3. Порнография приводит к изменениям и нарушению работы мозга. Не известно, являются ли найденные отличия в реакции мозга на порнографию следствием её продолжительного просмотра, возможно сами особенности строения и работы головного мозга являются причиной сильного желания смотреть порнографию и компульсивного секуального поведения в целом.

Эти вопросы несомненно вызывают большой интерес, но исследование V. Voon et al. не даёт на них ответа.

_______________________________________________
[1] Voon, V., Mole, T. B., Banca, P., Porter, L., Morris, L., Mitchell, S., … Irvine, M. (2014). Neural Correlates of Sexual Cue Reactivity in Individuals with and without Compulsive Sexual Behaviours. PLoS ONE, 9(7), e102419. doi: 10.1371/journal.pone.0102419

Читайте также
10 научных фактов о порнографии

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

22.07.2014

Дайджесту психологических исследований 2 года

Два года назад я начал вести этот блог. За это время я написал 86 дайджестов. У Дайджеста появилось много постоянных читателей, которых каждый месяц в среднем заходит больше 3000. Они следят за новыми постами с помощью RSS, Facebook, Вконтакте, Twitter. Кстати, на страницах Дайджеста в социальных сетях я публикую не только ссылки на новые посты, но и информацию о лежащих в открытом доступе статьях и целых номерах журналов по психологической тематике, а также интересные материалы, статьи и заметки. Мне интересно. Рад, что и вам интересно.


Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

21.07.2014

Василий Ключарев: "Люди являются конформистами по природе"

Все знают об исследовании Соломона Аш (S. Asch), результаты которого показали, что иногда люди склонны соглашаться с мнением большинства, даже если это мнение является ошибочным. Современные нейробиологические исследования показывают, что за конформностью лежат конкретные нейронные механизмы, сигнализирущие о том, что мнение или действие человека отличается от мнения или действий других, т.е. о своего рода ошибке. Об этих исследованиях рассказывает декан факультета психологии Высшей школы экономики, нейробиолог Василий Ключарев в выступлении "Люди являются конформистами по природе", записанном на TEDxSadovoeRing.



Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

13.07.2014

Лучшие выступления о психологии на TED: выбор читателей-2

Вторая часть лучших выступлений о психологии на TED по мнению читателей Дайджеста. Первая часть здесь. Моя подборка здесь.







Jeff Hawkins: How brain science will change computing


Deb Roy: The birth of a word


Daniel Reisel: The neuroscience of restorative justice


John Searle: Our shared condition – consciousness


Miguel Nicolelis: A monkey that controls a robot with its thoughts. No, really


Shawn Achor: The happy secret to better work


Dan Ariely: Beware conflicts of interest


Vilayanur Ramachandran: The neurons that shaped civilization


Steven Pinker: The surprising decline in violence


Alison Gopnik: What do babies think?


Elyn Saks: A tale of mental illness — from the inside


Martin Seligman: The new era of positive psychology


Dan Gilbert: The psychology of your future self


Mihaly Czikszentmihalyi: Flow, the secret to happiness


Temple Grandin: The world needs all kinds of minds


Oliver Sacks: What hallucination reveals about our minds


Steve Peters: Optimising the Performance of the Human Mind



Также читайте:
Лучшие выступления о психологии на TED: моя подборка
Лучшие выступления о психологии на TED: выбор читателей (часть 1)

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

12.07.2014

Лучшие выступления о психологии на TED: выбор читателей-1

В посте с моей подборкой роликов TED о психологии я предложил читателям Дайджеста предложить собственные любимые или просто интересные и полезные ролики. Многие откликнулись на этот призыв и предложили много роликов. Я решил их тоже опубликовать. Поскольку их предложили много, я разделил их на два поста. Итак, первая часть. Вторая часть здесь.


Brené Brown: The power of vulnerability


Brené Brown: Listening to shame


Kelly McGonigal: How to make stress your friend


Stuart Brown: Play is more than just fun


Ken Robinson: How schools kill creativity


Jill Bolte Taylor: My stroke of insight


Esther Perel: The secret to desire in a long-term relationship


Philip Zimbardo: The demise of guys?


Ken Robinson: Bring on the learning revolution!


Ken Robinson: How to escape education's death valley


Hans Rosling: Religions and babies


Susan Cain: The power of introverts


Sam Harris: Science can answer moral questions


Don Norman: 3 ways good design makes you happy


Peter Doolittle: How your "working memory" makes sense of the world

Также читайте:
Лучшие выступления о психологии на TED: моя подборка
Лучшие выступления о психологии на TED: выбор читателей (часть 2)

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

07.07.2014

Девочки получают более высокие оценки, чем мальчики, причём по всем дисциплинам

Вспомните время, когда вы учились в школе. У кого были более высокие оценки в классе? У мальчиков или у девочек? Многие исследование в области образования показывают, что у девочек в среднем более высокие оценки, чем у мальчиков. В июльском номере журнала Psychological Bulletin опубликован мета-анализ, подтвердивший преимущество девочек в оценках [1].

Daniel Voyer и Susan Voyer из University of New Brunswick проанализировали результаты, полученные на 369 выборках (около миллиона школьников) из более 30 стран. Анализ показал, что девочки получают более высокие оценки по всем дисциплинам, включая математику и естественные науки (d = 0.225), однако разница между мальчиками и девочками по разным предметам оказалась неодинаковой: наибольшая разница была зафиксирована по языковым предметам (d = 0.374), наименьшая – по математике и естественным наукам (d = 0.069).

Отдельной целью мета-анализа была проверка гипотезы о «кризисе мальчиков», в соответствии с которой достижение современных мальчиков снижаются относительно их уровня, который был несколько десятков лет назад. Поскольку в выборку мета-анализа вошли данные, собранные между 1914 и 2011 годами. Исследователи проанализировали динамику изменения оценок по годам. Оказалось, что преимущество девочек в оценках не является чем-то новым. Оценки девочек и раньше были выше оценок мальчиков, поэтому нет оснований говорит о том, что современные мальчики становятся хуже.

Авторы предлагают несколько возможных объяснений этим различиям между оценками мальчиков и девочек. Например, на девочек может оказываться более сильное давление: родители считают, что мальчики более способны добиться успеха в изучении математики и естественных наук, в то время, как девочкам это сделать труднее, поэтому они сильнее давят на девочек, контролируют их обучение. Мальчики и девочки также могут отличаться стилем обучения: мальчики больше ориентируются на оценки, а девочки – на понимание. Больший уровень понимания приводит к более высоким оценкам, что и создаёт разницу.

_______________________________________________
[1] Voyer, D., & Voyer, S. D. (2014). Gender differences in scholastic achievement: A meta-analysis. Psychological Bulletin, 140(4), 1174–1204. doi: 10.1037/a0036620

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

05.07.2014

Существует не только слепота, но и глухота по невниманию и глухота к изменению

Как вы уже хорошо знаете, существует феномен слепоты по невниманию, когда мы не видим какой-то большой объект, находящийся у нас перед глазами потому, что не ожидаем его там увидеть, а наше внимание сконцентрировано на других объектах. Самая известная иллюстрация этого эффекта – эксперимент с невидимой гориллой Саймонса и Шабри. Однако подобная «слепота», или в данном случае можно сказать «глухота», существует и на уровне слуха.

Polly Dalton и Nick Fraenkel из University of London специально для эксперимента создали 69-секундную сценку, в которой в комнату входят две женщины и двое мужчин, которые начинают попарно обсуждать предстоящую вечеринку. В течение сцены они движутся по комнате около двух столов. На 33 секунде в комнату входит ещё один мужчина и в течение 19 секунд движется через неё, произнося слова «Я горилла, я горилла, я горилла…». Экспериментаторы записали эту сценку на аудио, причём запись производилась таким образом, чтобы максимально приблизить её к тому, как она воспринималась бы на слух человеком, если бы он находился в этой комнате. Для этого два микрофона были прикреплены к ушам головы манекена. Схема сценки представлена на рисунке [1].

Dalton & Fraenkel, 2012



Эту аудиозапись предъявили 40 испытуемым, попросив их следить за разговором двух мужчин или двух женщин. После этого их спросили, не услышали ли они что-нибудь необычно. Среди тех, кто следил за разговором мужчин, 18 из 20 (90%) заметили «гориллу», а среди тех, кто следил за разговором женщин, «гориллу» заметили лишь 6 из 20 (около 30%).

Как видно на схеме, «горилла» проходит по той части комнаты, по которой движутся мужчины, что могло повлиять на разницу, т.к. пространственно звук находился там же, где был отслеживаемый разговор. Для проверки этой гипотезы был проведён ещё один эксперимент, в котором «горилла» проходила по женской зоне комнаты. В этом случае количество заметивших её немного увеличилось среди тех, кто следил за разговором женщин (9 из 20, 45%), и уменьшилось среди тех, кто следил за разговором мужчин (13 из 20, 65%).

Причина подобной глухоты – невнимание. Как и в эксперименте с невидимой гориллой Саймонса и Шабри, часть испытуемых не слышали слова «Я горилла», т.к. их внимание было сосредоточено на разговоре, за которым они должны были следить.

Также хорошо известен родственный феномен «слепоты к изменению». И он также существует в слуховом восприятии. Kimberly Fenn с коллегами провели 5 экспериментов [2], в которых испытуемых просили принять участие в исследовании, перед которым им звонили по телефону и просили ответить на несколько предварительных вопросов. Женщина-интервьюер представлялась и начинала задавать вопросы. После третьего вопроса трубку брала другая женщина и продолжала задавать оставшиеся вопросы. После 12 вопроса трубку передавали руководителю эксперимента, который спрашивал испытуемого, не заметил ли он что-то необычно в предыдущем разговоре.

В первых двух экспериментах только 1 из 16 и 1 из 24 участников эксперимента сказали, что заметили изменение голоса, и то, только после того, как их спросили об этом напрямую. Более того, когда сразу после окончания интервью испытуемым давали прослушать оба голоса и просили указать, какой из них только что с ними разговаривал, оба голоса выбирались с одинаковой вероятностью, что подтверждает их одинаковые шансы быть запомненными. В случае, если участники были предупреждены о том, что голос интервьюера может измениться, 75% из них слышали изменение и могли указать, в какой именно момент это происходило. Это означает, что испытуемые способны идентифицировать смену голоса интервьюера, а причиной, по которой они этого не делают, является именно особенности работы внимания. Голоса двух женщин отличались друг от друга не очень сильно, поэтому эти различия игнорировались, однако если женский голос сменялся мужским, 11 из 12 испытуемых замечали это изменение, т.к. в этом случает различия были большими.

Известны исследования, доказывающие существования этого эффекта не только на уровне зрения и слуха, но и на уровне вкусовых ощущений и даже на уровне моральных представлений. Обзор этих исследований в этом посте. Эти и другие эксперименты, демонстрирующие существование уже целого семейства родственных феноменов слепоты/глухоты/нечувствительности по невниманию, дают основания делать вывод, что эта закономерность имеет отношение именно к работе внимания, а не к особенностям отдельных анализаторов.

_______________________________________________

[1] Dalton, P., & Fraenkel, N. (2012). Gorillas we have missed: Sustained inattentional deafness for dynamic events. Cognition, 124(3), 367–372. doi: 10.1016/j.cognition.2012.05.012

[2] Fenn, K. M., Shintel, H., Atkins, A. S., Skipper, J. I., Bond, V. C., & Nusbaum, H. C. (2011). When less is heard than meets the ear: Change deafness in a telephone conversation. Quarterly Journal of Experimental Psychology, 64(7), 1442–1456. doi: 10.1080/17470218.2011.570353

Также читайте:
Иллюзия внимания: мы не настолько внимательны, как нам кажется
Невидимая горилла ещё более невидимая, чем кажется

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

02.07.2014

Новые тренды в тематике научных исследований в области HR


Выделение общих закономерностей и трендов в тематике исследований – нелегкая задача, т.к. охватить и обобщить огромное количество научных журналов по индустриальной/организационной психологии, HR-тематике и организационному поведению можно только с помощью специального анализа. В литературе представлено несколько подобных анализов, среди которых исследование W.F. Cascio и H. Aguinis, проанализировавших 5780 статей, опубликованных в двух ведущих международных журналах по индустриальной/организационной психологии (Journal of Applied Psychology и Personnel Psychology) с января 1963 по май 2007 гг. [1]. Этот анализ показал, что больше всего статей в этих журналах посвящено таким темам, как человеческий фактор в организации, трудовые установки работников (удовлетворенность работой, вовлеченность в неё, приверженность работников организации), предикторы эффективности работника, оценка персонала. При этом популярность этих тем со временем менялась, появлялись и становились более популярными то одни, то другие. Однако со времени этого анализа прошло уже более 5 лет, на протяжении которых произошли изменения, как в характере работы, так и в условиях ее выполнения. Отреагировали ли на это исследователи, изучающие организационное поведение? Мой субъективный обзор наиболее заметных в последние два-три года исследований показывает появления новых трендов и исследовательских тем в области индустриальной/организационной психологии, HR и организационного поведения.


Тренд 1. Влияние технологий и социальных медиа на HR-процессы (особенно на рекрутмент)
Благодаря широкому распространению смартфонов и практически повсеместного проникновения интернета, социальные сети стали неотъемлемым атрибутом нашей жизни. Активный пользователь социальной сети прямо или косвенно сообщает о себе огромное количество информации, поэтому его профиль в социальной сети в определенном смысле является внешним проявлением его личности. Поэтому у рекрутера часто возникает желание познакомиться с активностью кандидата в социальных сетях с целью оценки его соответствия требованиям вакансии, но насколько это продуктивно? В последнее время сделано несколько попыток ответить на этот вопрос. Например, в 2012 году D. Kluemper с товарищами опубликовали статью [2], в которой описывают как трое специально подготовленных оценщиков более или менее успешно определяли личностные черты пользователей Фейсбука по их профилю. Оценки выраженности личностных черт, полученные от экспертов, значимо связаны (r = 0.23–0.44) с оценками, полученными с помощью самоотчетного личностного опросника, т.е. валидность такой оценки сопоставима с валидностью личностных тестов. Однако рекомендовать этот метод к широкому использованию не стоит, т.к. из исследования осталось не ясным, по каким именно характеристикам профиля эксперты определяли выраженность той или иной черты, и нет гарантии, что разные оценщики будут одинаково оценивать один и тот же профиль. Использование подобной оценки связано также с этическими вопросами. Например, во время собеседования интервьер скорее всего не спросит о религиозной принадлежности, сексуальной ориентации, семейном положении и т.д., при анализе же профиля в социальной сети данная информация может стать очевидной и повлиять на решение о найме.


Тренд 2. Влияние технологий на работника
Новые технологии влияют не только на HR-процессы, но и на самого работника. Практически у каждого из нас есть смартфон или планшет с возможностью выхода в интернет, что делает нас постоянно доступными для контакта (телефон, e-mail, социальные сети и т.д.). По любому вопросу с нами можно связаться в любой момент, в том числе, когда мы уже закончили рабочий день, в выходные или в отпуске. При всех многочисленных плюсах у такой постоянной доступности есть негативная сторона, которая заключается в стирающейся границе между работой и неработой. Так, например, группа голландских исследователей во главе с D. Derks (2014) выяснила, что людям, пользующимся рабочими смартфонами, труднее переключиться с работы на отдых, отстраниться от работы и расслабиться [3]. Другие исследования показывают, что пользователи рабочих смартфонов ощущают большее давление со стороны работы, постоянная необходимость быть на связи увеличивает рабочий стресс, нарушает баланс между работой и личной жизнью. Проблема границ между работой и личной жизнью не является новой темой, однако в свете быстро появляющихся и меняющихся технологий, она получает новый фокус рассмотрение в научных исследованиях.


Тренд 3. Постоянные работники vs. временные работники
В последнее время появляется всё больше самозанятых работников, не являющихся постоянными сотрудниками какой-то организации, а выполняющих для неё какую-то кратковременную работу. Такие работники по ряду характеристик отличаются от постоянных, на которых проведена большая часть исследований в индустриальной/организационной психологии, HR и организационном поведении. Поэтому исследователи реагируют на изменения рынка труда и более активно исследуют таких работников. Например, C.L. Wilkin провела мета-анализ 72 исследований с совокупной выборкой 237 856 человек, который показал, что временные работники в среднем менее удовлетворены своей работой, чем постоянные [4].

Наличие указанных трендов не означает забвение других тем. Многие традиционные темы остаются актуальными. A. Loignon, H. Myers и S. Rogelberg проанализировали статьи, опубликованные в трёх ведущих международных журналах по индустриальной и организационной психологии (Journal of Applied Psychology, Personnel Psychology, Journal of Business and Psychology) в 2012 году. Анализ показал, что в 2012 году исследователи проявляли интерес к таким темам, как трудовая мотивация (одной из самых популярных теорий здесь является теория самодетерминации Э. Дэси и Р. Райана), приверженность персонала организации и идентификация с ней, увлеченность работой, лидерство (прежде всего трансформационное, трансакционное и этическое), те или иные особенности рабочих групп и команд, а также контрпродуктивное трудовое поведение [5].

_______________________________________________
[1] Cascio, W. F., & Aguinis, H. (2008). Research in industrial and organizational psychology from 1963 to 2007: Changes, choices, and trends. Journal of Applied Psychology, 93(5), 1062–1081. doi: 10.1037/0021-9010.93.5.1062

[2] Kluemper, D. H., Rosen, P. A., & Mossholder, K. W. (2012). Social Networking Websites, Personality Ratings, and the Organizational Context: More Than Meets the Eye? Journal of Applied Social Psychology, 42(5), 1143–1172. doi: 10.1111/j.1559-1816.2011.00881.x

[3] Derks, D., ten Brummelhuis, L. L., Zecic, D., & Bakker, A. B. (2014). Switching on and off … : Does smartphone use obstruct the possibility to engage in recovery activities? European Journal of Work and Organizational Psychology, 23(1), 80–90. doi: 10.1080/1359432x.2012.711013

[4] Wilkin, C. L. (2013). I can’t get no job satisfaction: Meta-analysis comparing permanent and contingent workers. Journal of Organizational Behavior, 34(1), 47–64. doi: 10.1002/job.1790

[5] Loignon, A. C., Myers, H., & Rogelberg, S. G. (2013). Looking back and glimpsing forward: publication topics in Industrial–Organizational psychology and Organizational Behavior. Global Business Perspectives, 1(3), 181–197. doi: 10.1007/s40196-013-0017-4

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований