28.09.2014

Научно-обоснованный рецепт популярности СМИ о науке

Все СМИ стремятся увеличить свою аудиторию. С появлением социальных сетей стало мало, чтобы читатель прочитал материал, нужно, чтобы он ещё и поделился им с другими. Теперь при выборе материала и способа его представления редакторам и авторам приходится учитывать потенциал его самораспространяемости среди читателей. Раньше они могли это делать на основе интуиции, здравого смысла, анализа трафика и знания интересов своей аудитории, но теперь появились научно-обоснованные рекомендации, по крайней мере для тех, кто пишет о науке. Katherine Milkman и Jonah Berger выяснили, почему информацией об одних исследованиях обыватели хотят поделиться с другими чаще, чем о других. Результаты их исследования описаны в статье The science of sharing and the sharing of science, недавно опубликованной в PNAS [1].

Они обратились к 4,214 авторам научных статей, опубликованных в период с 1 января по 15 июня 2013 года в 8 журналах: Science, Nature, The American Economic Review, The Quarterly Journal of Economics, The American Sociological Review, The American Journal of Sociology, Psychological Science, The Journal of Personality and Social Psychology, и попросили их написать небольшое резюме о своём исследовании, которое было бы понятно любому неспециалисту. 845 авторов согласились и написали резюме о своих исследованиях. Эти резюме были оценены 7,478 неспециалистами по ряду критериев, в том числе то, насколько им хотелось поделиться с другими людьми прочитанной информацией.

Результата показали, что обычные люди чаще хотели поделиться с другими информацией о научных исследованиях, если они вызывали сильные эмоции, содержали эмоционально окрашенные слова, казались полезными, интересными и позитивными. Вклад каждого из этих факторов в желание поделиться исследованием показан на рисунке.


Оказалось, что исследованиями, авторами которых были женщины, обычные люди хотели поделиться на 5% сильнее. Дополнительный анализ показал, что это связано с тем, что женщины выбирают темы, обладающие большим потенциалом с точки зрения распространения их обычными людьми, а не с тем, как они описывают результаты своих исследований.

Обычные люди чаще хотели поделиться исследованиями из области социальных наук (прежде всего из области бизнеса, психологии и экономики). Видимо это связано с тем, что результаты исследований из этих наук чаще связаны с человеком. Данные показывают, что наличие в описании исследований таких слов, как «взрослый», «ребёнок», «мальчик» увеличивают желание поделиться информацией об этом исследовании на 5%.


На желание поделиться информацией влияют особенности аудитории. Мужчины демонстрировали большую (на 6%) готовность делиться с другими исследованиями, т.к. по сравнению с женщинами оценивали одни и те же исследования как более понятные, интересные и полезные. Белые демонстрировали готовность делиться исследованиями на 6% ниже, чем латино и чернокожие. В то время, как азиаты готовы делиться исследованиями на 6% выше. По сравнения с другими белые оценивают те же исследования как менее понятные, менее эмоциональные, менее интересные и менее полезные, а азиаты – наоборот.

Если вы думаете о создании научно-популярного СМИ, то рецепт успеха может выглядеть примерно вот так:
  1. Надо писать про весёлые, полезные и интересные научные исследования, а если сами по себе они такими не являются, нужно о них писать так, чтобы они вызывали позитивные эмоции, казались полезными и интересными.
  2. Надо писать про исследования, проведённые учёными-женщинами (в случае нескольких автором, женского пола должен быть основной автор).
  3. Надо писать про исследования из области бизнеса, психологии, экономики и других социальных наук.
  4. В описании исследования, надо концентрироваться на человеке и использовать слова «взрослый», «ребёнок», «мальчик» и им подобные.
_______________________________________________
[1] Milkman, K. L., & Berger, J. (2014). The science of sharing and the sharing of science. Proceedings of the National Academy of Sciences, 111(Supplement 4), 13642–13649. doi:10.1073/pnas.1317511111

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

27.09.2014

Увлеченность работой: Как научиться любить свою работу и получать от нее удовольствие

В ноябре в издательстве "Когито-Центр" выйдет книга «Увлеченность работой: Как научиться любить свою работу и получать от нее удовольствие», которую написали Вильмар Шауфели (Utrecht University), Питернель Дийкстра (NCOI Business School) и Татьяна Иванова (Высшая школа экономики). С разрешения издательства публикую фрагмент из этой книги о том, что такое увлеченность работой (work engagement) и почему ее сейчас так активно изучают.


1. Увлеченность работой: что это такое и как мы можем ее распознать 
Работа является неотъемлемой частью нашей жизни. Мы должны работать, чтобы обеспечивать свое существование. Однако работа - это не только источник наших доходов. Она может быть также источником радости и удовлетворения, она способна наполнить смыслом нашу жизнь и энергией наше тело. На работе мы реализуем наши способности, мы учимся, постигаем новое, и если мы делаем нашу работу коллективно, она дает нам чувство общности, принадлежности к команде, восполняет потребность в общении и социальном взаимодействии. Человека, увлеченного работой, не огорчит повышение пенсионного возраста, для него работа – не каторга, а источник удовольствия. Время на работе для него пролетает мгновенно, он настолько погружен в рабочий процесс, что не успеет глазом моргнуть – уже конец рабочего дня.

Важно подчеркнуть, что увлеченность работой не имеет ничего общего с зависимостью от работы. Тот, кто зависит от работы, так называемые «трудоголики», чувствуют потребность в работе, они должны работать. Они просто не знают, чем еще они могут заполнить свою жизнь. Такие люди, выходя на пенсию, не знают, чем они могут себя занять, и жизнь без работы теряет для них всякий смысл. Но это не относится к тем, кто увлечен работой. Увлеченные люди работают не потому, что они чувствуют внутреннюю необходимость работы, им просто нравится то, что они делают. Однако увлеченность работой это не только приятное чувство, которое наполняет и делает осмысленной жизнь его обладателя, это еще и залог высокой продуктивности его труда. Исследования показывают, что сотрудники организации, имеющие высокую увлеченность, работают более эффективно и, тем самым, приносят большую пользу и организации, и обществу в целом. Все получают выгоду, когда сотрудник увлечен.


1.1. В чем состоит специфика увлеченности? 
Для начала мы поговорим о том, что же на самом деле представляет собой увлеченность работой. Каковы характеристики, по которым можно отличить увлеченного человека? Как определить недостаток или отсутствие увлеченности у самого себя и у своих коллег или подчиненных? Какие меры, направленные на ее повышение, помогут человеку почувствовать вдохновение и начать получать удовольствие от работы?

Чтобы понять, что такое увлеченность, прежде всего необходимо проанализировать состояние, в котором находится увлеченный человек. Проведя такой анализ, мы обнаружим три аспекта, характеризующие это состояние:
  • Энергичность. Увлеченный человек чувствует себя бодрым, активным и полным сил. Он чувствует себя уверенно, способен на рывок, готов полностью выкладываться на работе и его нелегко сбить с выбранного пути.
  • Преданность делу. Увлеченные сотрудники преисполнены энтузиазма, они «болеют за дело» и стремятся выполнять работу наилучшим образом, им важен результат. Их работа наполнена определенным смыслом, они гордятся своей работой.
  • Поглощенность Увлеченные люди полностью погружены в свою работу. Они сфокусированы на ней, воспринимают ее как вызов, упиваются тем, что делают, получают от этого удовольствие и часто забывают о времени, когда работают.
Увлеченность является глубоким, устойчивым состоянием, которое сопутствует не только процессу работы, но распространяется также и на остальные сферы жизнедеятельности человека. Далее приведены примеры, иллюстрирующие стиль поведения увлеченных людей.


1.2. Иду на работу с воодушевлением 
Конечно, даже увлеченные люди, такие как Евгений и Мария, порой чувствуют вечером, что они устали и «сыты по горло этой работой». Однако усталость в конце рабочего дня приносит им удовлетворение, поскольку они чувствуют, что сделали что-то осмысленное и значимое. Это ощущение в корне отличается от состояния людей, которым весь день приходилось через силу заставлять себя выполнять свои рабочие обязанности, терпеть несправедливые, с их точки зрения, упреки начальства или, того хуже, отстаивать свои права. Истощенность от нелюбимого труда или конфликтов на работе накапливается изо дня в день и приводит к хронической усталости, тогда как нормальная «рабочая» усталость проходит после обычного сна или хорошего отдыха, и на следующий день увлеченные люди чувствуют себя снова полными энергии и решимости.

В свете вышесказанного, увлеченность работой может быть противопоставлена выгоранию. Те, кто подвергаются выгоранию, после отдыха, вместо прилива новых сил, чувствуют себя истощенными. Вместо того, чтобы отдаваться работе, они дистанцируются от нее и эмоционально, и рационально, зачастую продолжая работать руководствуясь только чувством долга и ответственности. Ни о какой приверженности, поглощенности и удовлетворенности речи не идет. Люди в состоянии выгорания смотрят на все отстраненным взглядом, они преисполнены равнодушия и цинизма по отношению к тому, что они делают, и к своим коллегам, и дистанцируются от общения. Это происходит не от того, что они такие плохие, просто таким образом они стараются защитить себя от еще большего истощения. Однако такая форма защиты не эффективна, она практически не работает. Наоборот, циничное отношение к работе и коллегам порождает новые, еще большие проблемы. Истощение, стресс и усталость только нарастают. Например, как показывают исследования, когда врачи, страдающие от выгорания на работе, проводят лечебный прием формально и относятся к пациентам в обезличенной манере, это негативно сказывается не только на состоянии пациентов, которые не получают необходимой профессиональной помощи, но для самих врачей имеет негативные последствия, способствуя нарастанию усталости и эмоционального истощения. Возникает порочный круг.

Состояниям эмоционального выгорания и профессионального утомления посвящено немало научных и популярных книг. Многие из вас наверняка сталкивались с их проявлениями и знают о последствиях этих состояний не понаслышке. Поэтому на страницах данной книги мы не будем затрагивать в деталях эти вопросы. Мы упоминаем о выгорании и утомлении лишь для того, чтобы лучше понять, что же именно следует считать увлеченностью работой, и что ею не является. Сразу же можно сказать, что увлеченность работой прямо противоположна выгоранию. Если вы сами, ваши коллеги или подчиненные чувствуют выгорание, значит дела уже слишком плохи. Известная поговорка гласит, что предотвратить лучше, чем лечить. В этой книге, однако, мы пойдем дальше и расскажем, как сделать так, чтобы работа не только не приводила к истощению, но и приносила радость и удовольствие.

Итак, мы собираемся рассказать не только о том, как предотвратить негативные последствия истощения, но и как стимулировать работников и их руководителей на позитивное отношение к работе, как повысить их удовлетворенность и, наконец, научить их наслаждаться своей трудовой деятельностью. Практика показывает, что концентрация на позитивных моментах автоматически предупреждает возникновение негативных состояний, таких как стресс и выгорание. Как уже говорилось во введении, эффект будет гораздо выше, если поручить работнику делать то, что ему нравится и что у него лучше всего получается, т. е. использовать его таланты и предпочтения, так как это способствует увлеченности работой.

Можно подумать, что увлеченность работой – всего лишь очередной тренд или новая попытка работодателя заставить работника трудиться более интенсивно. Возможно это так, время покажет. Но мы знаем, что увлеченность работой дает серьезную выгоду как работникам, так и организациям. Далее приведены лишь некоторые результаты проведенных исследований влияния увлеченности работой на благополучие. Таким образом, вне зависимости от того, является ли увлеченность работой модным трендом или нет, и работники, и работодатели должны серьезно относиться к благополучию сотрудников и уделять увлеченности работой повышенное внимание.


Какова выгода от увлеченности работой
  • Увлеченные работники и подразделения, где они работают, показывают более высокие результаты. Организация получает прибыль, что ведет к повышению зарплаты персонала.
  • Увлеченные сотрудники более лояльны и привержены организации, у них не возникает желания сменить место работы. В результате, текучесть кадров в таких организациях минимальна.
  • Увлеченные сотрудники легко соглашаются сделать что-то сверх своих обязанностей, если об этом попросит их шеф или коллега. Как следствие, такое рвение во благо коллектива не остается незамеченным, и они чаще, чем другие растут в должности.
  • Подчиненные воспринимают своих увлеченных делом руководителей как более компетентных и вдохновляющих лидеров.
  • Увлеченные сотрудники совершают меньше ошибок и в меньшей степени подвержены несчастным случаям на производстве.
  • Увлеченные сотрудники более удовлетворены своей работой, она им нравится. Они легко входят в состояние «потока» в рабочей деятельности, которое характеризуется полной поглощенностью рабочим процессом, что доставляет им радость и удовольствие.
  • Увлеченные сотрудники оцениваются своим начальством более позитивно, чем их менее увлеченные коллеги.
  • Увлеченные сотрудники находятся в большей гармонии с самими собой. Они меньше жалуются на психосоматические проблемы, лучше противостоят стрессу, более жизнерадостны и успешны, как на работе, так и в личной жизни.
  • Увлеченные студенты имеют более высокие достижения, чем их менее увлеченные однокурсники.

24.09.2014

Психологические термины, в которых обыденные понятия переплетаются с научными фактами

Приглашённый пост
Автор: Илья Захаров
«Сферическая модель состоит из набора квазирецепторов, связанных с квазинейронами-предетекторами. Квазинейроны-предетекторы формируют ансамбль, работающий параллельно с ансамблем квазинейронов-детекторов, селективно настроенных на определенные комбинации выходов квазипредетекторов, кодирующих стимулы на входе. Возбуждения квазипредекторов формируют векторы возбуждения равной длины. Это предполагает, что стимулы на входе проецируются на сферическую поверхность в многомерном пространстве. Размерность пространства определяется числом предетекторов в пространстве. Различия между стимулами соответствует расстояниям между точками, представляющими стимулы на сфере» [1]. 

Уф! Рад, если вы дочитали до конца. Надеюсь, вам, как и мне, этот текст показался зубодробительным. Я специально набирал этот текст вручную, а не пользовался ctrl+c/ctrl+v ;).

Этот пост мне хочется посвятить тому, как пишут научные работы, особенно в России. Моя работа связанна с изучением зрительных иллюзий. В качестве стимулов мы предъявляем «несколько элементов поля зрения в виде кругов с вырезанными сегментами таким образом, что возникает иллюзия контура фигуры, наложенной на эти элементы». В международных журналах эти же стимулы называют «пэкменами», образующими квадрат. Потому что выглядит все это вот так.



В одной из работ «пэкменов» даже сделали «чавкающими» (chomping).

video

В советское время люди науки воспринимались как жрецы, которые познают священные тайны природы. Если читать тексты того времени, они часто действительно похожи на ритуальные письмена. Возможно, даже содержащие скрытый смысл. Но мне кажется, это здорово – когда наука становится доступнее. Когда читать научные работы становится не только полезно и содержательно, но и захватывающе, и иногда даже забавно. Написать пост именно об этом меня сподвигло упоминание в статье [2] «упс» феномена, который заключается в том, что после того как человек понял, что совершил ошибку, он начинает более активно шевелить головой в МРТ сканере [3]. Статья [2], кстати, заслуживает отдельного упоминания, она посвящена оценке генетических и средовых факторов в вариабельности разных типов движений головой, которые мешают исследователям получать данные при регистрации фМРТ. На мой взгляд – неплохой кандидат на Шнобелевскую премию.

Я попробовал составить небольшой список психологических терминов, в которых обыденные термины переплетаются с серьезными научными фактами:
  • Феномен ноги в дверях – социально-психологический феномен, суть которого в том, что если человек соглашается выполнить небольшую просьбу, вероятность того, что он впоследствии согласится выполнить более значительную просьбу, возрастает. Феномен описан в работе Фридмана и Фрезера в 1966 г. [4].
  • Феномен вечеринки с коктейлем – классический феномен из психологии восприятия. В 1953 г. К. Черри так обозначил способность нашей слуховой системы выделять определенный сигнал среди большого количества посторонних шумов (так же, как мы можем прислушаться к собеседнику на громкой вечеринке) [5].
  • Феномен горькой конфеты – феномен, полученный в качестве побочного результата в экспериментах школы А.Н. Леонтьева: получив инструкцию достать предмет со стола, не вставая со стула и нарушив инструкцию (пока экспериментатор вышел), ребёнок отказался от обещанной награды (конфеты) и даже заплакал, когда его уговаривали её взять.
  • Фактор общей судьбы – один из факторов гештальт-психологии, на основе которых «фигура» выделяется из фона.
  • Ага-феномен (у нас вместо этого термина употребляется, в основном, более специализированный термин «инсайт») – сложное интеллектуальное явление, суть которого состоит в неожиданном, отчасти интуитивном прорыве к пониманию поставленной проблемы и «внезапном» нахождении её решения.
  • Мы-чувство – социально-психологическое явление, которое связано с потребностью выразить свою причастность к психологической группе.
  • Феномен руки-лопаты – нейропсихологический симптом, проявляющийся, когда движения больного становятся трудноуправляемы из-за нарушения обратной связи от органов.
Спасибо коллегам за помощь в подборе феноменов. Предлагаю читателям блога дополнить список своими примерами. 

Интересное обсуждение языка науки можно почитать в блоге у потрясающего популяризатора Александра Маркова вот здесь.

_______________________________________________
[1] Соколов, Е. Н. (2007). Очерки по психофизиологии сознания. Введение. Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 4, 11-19.

[2] Couvy-Duchesne, B., Blokland, G. A. M., Hickie, I. B., Thompson, P. M., Martin, N. G., de Zubicaray, G. I., … Wright, M. J. (2014). Heritability of head motion during resting state functional MRI in 462 healthy twins. NeuroImage, 102, 424–434. doi:10.1016/j.neuroimage.2014.08.010

[3] Epstein, J. N., Casey, B. J., Tonev, S. T., Davidson, M., Reiss, A. L., Garrett, A., … Spicer, J. (2007). Assessment and prevention of head motion during imaging of patients with attention deficit hyperactivity disorder. Psychiatry Research, 155(1), 75–82. doi:10.1016/j.pscychresns.2006.12.009

[4] Freedman, J. L., & Fraser, S. C. (1966). Compliance without pressure: the foot-in-the-door technique. Journal of Personality and Social Psychology, 4(2), 195–202. doi:10.1037/h0023552

[5] Cherry, C., & Bowles, J. A. (1960). Contribution to a Study of the “Cocktail Party Problem.” The Journal Of The Acoustical Society Of America, 32(7), 884. doi:10.1121/1.1908248

Пост написал Илья Захаров, аспирант кафедры психофизиологии психфака МГУ, со-основатель сообщества N-future специально для Дайджест психологический исследований

08.09.2014

Какая профессия самая стрессогенная?

Какая профессия самая стрессогенная? Для ответа на этот вопрос обычно начинают анализировать содержание и условия деятельности, выделяя стрессоры – то, что вызывает стресс. Многочисленные исследования показывают, что на работе стрессорами может быть много чего: высокая скорость процессов или монотонность, большой объём информации, высокий уровень концентрации, рабочая неопределённость, недостаток контроля, плохие физические условия, межличностные отношения и т.д.

Основываясь на этих стрессорах к наиболее стрессогенным профессиям специалисты относят авиадиспетчера, полицейского, пожарного, топ-менеджера, врача, таксиста и т.д. И этот список можно продолжать почти до бесконечности, т.к. практически в любой профессиональной деятельности найдётся то, что может быть источником сильного стресса.

Поэтому часто делаются попытки выделить 5, 10 или 20 самым-самых стрессогенных профессий. Например, компания CareerCast провела опрос (мне так и не удалось выяснить, кого, сколько и как они опрашивали) работников, на основе которого выделила наиболее и наименее стрессогенные профессии:



Американский National Institute for Occupational Safety and Health тоже на основе опроса выделил такой список:



Как можно увидеть, списки почти не пересекаются.

Новый список от CareerCast за 2014 год.



И вновь довольно большое разнообразие.

Так какие же профессии самые стрессогенные? Давайте посмотрим не на опросы работников и мнения экспертов, а на совсем другие данные, на первый взгляд никак не связанные с рабочим стрессом. Недавно The Guardian опубликовала данные статистики по 1,934,550 автомобильных аварий, собранной страховыми компаниями в Великобритании. Самыми аварийно-опасными водителями оказались хирурги и врачи общей практики. На 1000 хирургов, управляющих автомобилем, приходится 361, ставший виновников аварии за последние 5 лет, в то время как на 1000 клерков строительных компаний приходится лишь 3.5 виновника аварии. Другими словами, у хирургов риск создать автомобильную аварию в 100 раз выше, чем у клерка. Ниже приводятся 10 наиболее аварийно-опасных и 10 наименее аварийно-опасных профессий. Да-да, клинический психолог и психотерапевт на 5 и 6 местах.



Из таблицы видно, что 9 из 10 самых опасных на дороге профессий являются работниками сферы здравоохранения. Большинство же наименее опасных на дороге профессий – офисная работа. Поскольку топ-10 составляют люди из одной профессиональной области, видимо она играет здесь важную роль. Работа в сфере здравоохранения имеет дело с человеческим здоровьем, жизнью и связанными с ними переживаниями, т.е. является довольно напряжённой и эмоциональной. Также медицинские работники часто имеют специфический режим работы (сутками или ночами), что также может быть дополнительной причиной повышенной аварийности. Причём дело тут именно в самой работе, а не в условиях. Конечно, у какого-то конкретного клерка работа может быть невыносимой: жуткие руководитель и коллеги, плохие условия работы, необходимость делать нечто, что может быть сильнейшим стрессором. Однако это будет частным случаем. А работа хирурга даже в идеальных условиях всё равно будет связана с жизнью и смертью, ему в любом случае придётся принимать решения, от которых будут зависеть здоровье и жизнь других. Поэтому мне кажется, что в данном случае аварийность можно рассматривать косвенным показателем стрессогенности профессии. Конечно, повышенная аварийность напрямую не говорит о том, что человек страдает от профессионального стресса, но такое предположение кажется мне правдоподобным и имеющим основания в содержании самой работы.

Конечно, здесь есть ряд ограничений, которые нужно принимать во внимание. Тот факт, что представители одной группы профессий чаще становятся виновниками аварий, может быть связан со специфическими личностными особенностями этих профессионалов (с одной стороны, в эту профессию приходят люди со специфическими личностными особенностями, с другой – в процессе работы происходит определённая профессиональная деформация). Также понятно, что эта статистика охватывает только водителей автомобилей, что может смещать результаты.


Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований

06.09.2014

Надо развеивать псевдонаучные мифы у студентов

Рекомендую посмотреть запись лекции Why Pseudoscience Belongs in the Psychology Classroom, которую прочитал Скотт Лилиенфилд (один из авторов книги «50 великих мифов популярной психологии») на 26 ежегодной конференции Ассоциации психологической науки (видеозапись в конце поста).

Лилиенфилд приводит результаты опросов студентов, изучающих психологию, свидетельствующие о том, что большинство из них верит в психологические мифы, иногда даже в самые невероятные и нелепые. Например,
  • 66% опрошенных студентов верят, что выражение накопившегося гнева – это эффективное средство уменьшение риска возникновения агрессии [1],
  • 45% верят, что во время полнолуния люди чаще ведут себя странно [2],
  • 77% верят, что у людей, страдающих шизофренией, множественная личность, т.е. в одном теле находятся сразу несколько личностей [3],
  • 45% верят, полиграф – верный способ обнаружить ложь [4],
  • 44% верят, что загипнотизированные люди ходят как роботы или зомби и слепо подчиняются приказам [5],
  • и вообще, есть люди, которые думают, что при зрительном восприятии из глаз излучаются крошечные лучи света [6].
И самое тревожное, что после изучения вводного курса по психологии от этих мифов избавляются только 5-6.5% студентов.

Лилиенфилд называет 5 когнитивных источников подобных псевдонаучных мифов:
  1. Наивный реализм (мир такой, каким мы его видим). 2. Склонность видеть паттерны даже там, где их нет, группировать объекты, даже между ними нет ничего общего. Частным проявлениями являются:
    - Парейдолия – формирование иллюзорных образов, в качестве основы которых выступают детали реального объекта, самый яркий пример – узнавание очертаний лиц там, где их нет.
    - Апофения – способность видеть структуру или взаимосвязи в случайных или бессмысленных данных (пост у scinquisitor).
  2. Вера в существование единой силы, создавшей и управляющей всем, что есть в мире (например, в бога).
  3. Поиск подтверждений имеющихся ошибочных представлений.
  4. Слепота к ошибкам.



Также всячески рекомендую к прочтению книгу 
Лилиенфельд, С. О., Линн, С. Д., Русио, Д., & Бейерстайн, Б. Л. (2013). 50 великих мифов популярной психологии. М.: Эксмо.

_______________________________________________
[1] Brown, L. T. (1983). Some More Misconceptions about Psychology among Introductory Psychology Students. Teaching of Psychology, 10(4), 207–210. doi:10.1207/s15328023top1004_4

[2] Russell, G. W., & Dua, M. (1983). Lunar influences on human aggression. Social Behavior and Personality, 11(2), 41–44. doi:10.2224/sbp.1983.11.2.41

[3] Vaughan, E. D. (1977). Misconceptions about Psychology among Introductory Psychology Students. Teaching of Psychology, 4(3), 138–141. doi:10.1207/s15328023top0403_9

[4] Taylor, A. K., & Kowalski, P. (2004). Naive psychological science: The prevalence, strength, and sources of misconceptions. Psychological Record, 54(1), 15–25.

[5] Green, J. P., Page, R. A., Rasekhy, R., Johnson, L. K., & Bernhardt, S. E. (2006). Cultural views and attitudes about hypnosis: A survey of college students across four countries. International Journal of Clinical and Experimental Hypnosis, 54(3), 263–280. doi:10.1080/00207140600689439

[6] Winer, G. A., Cottrell, J. E., Fournier, J. S., & Bica, L. A. (2002). Fundamentally misunderstanding visual perception: Adults’ belief in visual emissions. American Psychologist, 57(6-7), 417–424. doi:10.1037//0003-066X.57.6-7.417

Пост написал Андрей Ловаков для Дайджест психологический исследований